Симулятор выживания для белых молодых мужчин


 



 

Действующие лица:


 

Миша — отличный парень, почти 28 лет

Женя — почти 6 лет

Юля — старшая сестра Миши, 30 лет

Ангелина — начальница, немного за 30

Охранник — женщина-охранник неопределенного возраста

Григорий — полицейский, 40 лет

Анфиса — жена Григория, 30 лет

Дед — продавец в ночном магазине, очень старый


 

Неписи:

Дворник

Додики

Кассиры


 


 


 

1.

Миша сидит за компьютером и играет в видеоигру. Сальные обои завешаны несколькими постерами игр в жанре «слэшер» и плакатами и жанре glitch-art. Среди прочих висит старый календарь «70 лет великой победы». На месте слов «великой» и «победы» умастилось большое коричневое пятно и детская фотография Миши. Юля растягивает над столом гирлянду «С днем рождения».


 

ЮЛЯ. Ну в общем я отказалась. Знаешь, я слишком много на себя взяла. Ну как бы я подумала, что оно того не стоит. У меня пять проектов уже на следующий год. А помнишь про Железного? Он из-за этих двадцати тысяч угрожает подать на меня в суд. Ну это же смешно! Они там миллионами воруют, а у меня грант всего-то двадцать тысяч! Короче, разберемся. Я пока не знаю, как, но вот я точно разберусь. Вот. Ну и плюс мне нужно готовиться к выставке. Это будет просто бомба. Просто бомба!


 

Миша смотрит в монитор и играет.


 

ЮЛЯ. Тебе совсем неинтересно, да? Ну то есть ты даже из уважения не послушаешь?


 

Миша молчит. Юля встает подальше, чтобы посмотреть на гирлянду.


 

ЮЛЯ. Ну как?


 

На секунду Миша поднимает взгляд и снова отворачивается к монитору.


 

ЮЛЯ. А можно морду попроще сделать?

МИША. Ну не смотри на мою морду.

ЮЛЯ. Я типа старалась.

МИША. Ну так не старайся.

ЮЛЯ. Ты ведешь себя, как истеричка.

МИША. Блядь! Убили.


 

Миша отстраняется от компьютера и садится к окну. Там белый декабрьский пейзаж. Таджик дворник машет лопатой между двухэтажных домов.


 

МИША. У него крыло будто одно оторвало.

ЮЛЯ. Че?

МИША. У дворника. Лопата, как крыло. Неважно.


 

Пауза.


 

МИША. Он будто в одной анимации зациклен.

ЮЛЯ. Ты свой день рождения так же просидеть собираешься?

МИША. Это традиция.

ЮЛЯ. О Господи.

МИША. Я повенчан на этом, понимаешь? Я повенчан на русской тоске.


 

Юля собирает с пола мусор.


 

МИША. А я микроскоп купил. А холодильник продал. Холодильник продал, а микроскоп купил. С детства хотел микроскоп.


 

Юля собирает со стола горку засохших чайных пакетиков, грязные кружки и уходит на кухню.


 

МИША. Я все равно в этом году помру.

ЮЛЯ. Даже слушать не хочу.

МИША. Я знаю. Я всегда чувствовал: двадцать семь лет - все. Так что за квартиру не парься, она считай твоя.


 

Миша снимает гирлянду. Юля берет пакет и собирает мусор, лежащий на полу около стола.


 

ЮЛЯ. Ты мусор принципиально не выносишь?

МИША. Я не выхожу на улицу. У нас тут мужика зарезали.


 

Юля ставит пакет с мусором и направляется к дивану, перебирает гору газет, квитанций и рекламных листовок.


 

МИША. Я отличным парнем буду. Сегодня собеседование.

ЮЛЯ. Ерничаешь?

МИША. Серьезно.

ЮЛЯ. Пакет дай.


 

Миша берет пакет с мусором. Он рвется. Миша берет новый пакет, складывает мусор, но он снова рвется. Миша нервно кидает все на пол.


 

МИША. Блядь, сама лучше.


 

Миша садится обратно и утыкается в телефон. Юля берет с пола квитанцию.


 

ЮЛЯ. У тебя пени за квартплату.

МИША. Знаю.

ЮЛЯ. Че делать?

МИША. Оплачивать.

ЮЛЯ. Как?

МИША. Подождать надо.


 

Юля устало смотрит на Мишу.


 

ЮЛЯ. Знаешь, я каждый раз думаю, что вот Мишенька, братик, он ведь такой талантливый, он мамина надежда, у него все получится, ему надо просто поверить в себя, он же отличный парень, да? Просто ему нужно помочь, вдохновить. Подождать. Ну ведь Мишенька не инвалид, он не должен чувствовать себя не нужным. А Мишенька просто скотина!

МИША. Можно не орать?

ЮЛЯ. Не можно. У тебя квартира есть бабушкина, мозги, здоровье, морда, живи ты блядь счастливую жизнь в этой квартире и радуйся!

МИША. Ты можешь не орать?! Я не переношу громкие звуки. У меня ноль толерантности к стрессу.


 

Пауза.


 

МИША. Прям как мать орешь. Спросила бы лучше, как я себя чувствую.

ЮЛЯ. Мишенька, как ты себя чувствуешь?

МИША. Хуево. Я все проебал. Пока я висел на крюке, мой друг валялся в отключке. Я пытался его спасти, но маньяк прикончил его раньше. Это я во всем виноват, я протупил жестко, когда запускал генератор. Надоело все время играть за жертву.

ЮЛЯ. Ну так не играй за жертву.

МИША. Какая ты, блядь, умная.

ЮЛЯ. Миша!

МИША. Не ори!

ЮЛЯ. (Тише, но не менее злобно.) Ты, блядь, почтальон Печкин, которому не выдали велосипед. Чтобы взять и нахуй поехать. Пойди ты уже и найди свой велосипед.

МИША. Не пойду, там мужика зарезали.


 

Юля отрывает новый пакет и снова собирает мусор, который она собрала, но Миша рассыпал.


 

ЮЛЯ. И че я вообще к тебе пришла.

МИША. Ну заведи свою семью и не ходи.


 

Юля собирает оставшийся мусор и закидывает на плечо сумку.


 

МИША. Сиги оставь.

ЮЛЯ. Сам купишь.


 

Юля направляется к выходу из комнаты. Миша встает в дверном проеме.


 

МИША. Прости меня, Юль.

ЮЛЯ. А че толку-то?

МИША. Прости, что я бесполезный.

ЮЛЯ. Ты не бесполезный.

МИША. Да хватит это повторять!

ЮЛЯ. Прости.


 

Пауза.


 

ЮЛЯ. Как ты жить собираешься, Миш?

МИША. Подождать надо.

ЮЛЯ. Чего ждать?

МИША. Жить - это как маршрутку ждать, понимаешь? Вот выходишь ты на остановку и ждешь тридцать седьмую маршрутку. Видишь, маршрутка идет. Но ты знаешь, что это не твоя маршрутка, ты чувствуешь. Ты всегда выходишь на эту остановку и чувствуешь, когда подъезжает твоя маршрутка, а когда нет. Главное не на той не уехать, понимаешь? Просто подождать надо.

ЮЛЯ. Пойди хотя бы дворником пока.

МИША. Ты меня совсем чмом считаешь?

ЮЛЯ. Прости, я не это...

МИША. Хватит, блядь, извиняться.

ЮЛЯ. Все, я ухожу.

МИША. А кто держит-то?


 

Юля идет в коридор, надевает пальто.


 

МИША. Прости меня. Слышишь? Прости меня. Ну ты оглохла что ли?


 

Юля молчит.


 

МИША. Мне ведь снова откажут. Ну или наебка какая окажется. Все наебывают. Я же лох.

ЮЛЯ. А как ты хотел?

МИША. Четко. Мне нужно, чтоб мне просто дали. Научили и сказали, что делать конкретно. Я не умею все это, я не понимаю, как надо. Мне не нужно все это.

ЮЛЯ. А что тебе нужно?

МИША. Чтоб не трогали.


 

2.

Юля подходит к лифту номер один. Она нагружена пакетами с мусором. Миша идет дальше, к лифту номер три.


 

ЮЛЯ. И че ты туда встал?

МИША. Это ты не туда встала.

ЮЛЯ. В смысле?

МИША. Этот лифт вниз не едет. Он только вверх едет. А вниз вот этот, который справа, едет.

ЮЛЯ. Как он может ехать только вверх и не ехать вниз?

МИША. Откуда я знаю?


 

Приезжает лифт номер два. Юля подходит к нему, Миша остается на месте.


 

ЮЛЯ. Ну?!

МИША. Я не поеду.

ЮЛЯ. Да ты достал уже!

МИША. Серьезно. Он не едет никуда.

ЮЛЯ. Ты совсем что ли?!

МИША. Да никуда он не едет! Он не работает всю жизнь.

ЮЛЯ. Ну значит другие не работают, а вот этот теперь работает.

МИША. В нем кабины даже никогда не было.

ЮЛЯ. А ты откуда знаешь?

МИША. Знаю.


 

Юля заходит в лифт.


 

МИША. А если мы встанем?

ЮЛЯ. Предлагаешь на том поехать?

МИША. Тот только вверх едет.

ЮЛЯ. Да блядь, Миша!


 

Двери закрываются, но Юля успевает их придержать.


 

ЮЛЯ. Ну?!


 

Миша тяжело вздыхает и заходит в лифт.

Двери закрываются окончательно и бесповоротно.


 

3.

Все белое. Очень белое. Бесконечное, снежное и белое.


 

4.

АНГЕЛИНА. Итак, Михаил, давай подытожим. Мы выяснили, что твой тип лица вызывает наибольшее доверие и симпатию среди всех остальных кандидатов. Психологические тесты говорят о хорошо развитой эмпатии, альтруизме, интеллект находится на необходимом для нас уровне... Честно, сказать, я удивлена. К нам еще никогда не попадал такой удачный кандидат.

МИША. Спасибо.

АНГЕЛИНА. Ой, ты так мило смущаешься! Сразу видно, что ты добрый человек. Это связано с комплексом вины, мы все-все знаем. Итак, Миш, ты все еще претендуешь на должность отличного парня, верно?

МИША. Ну как бы да. А че делать надо?

АНГЕЛИНА. Делать так, чтобы никто не мог сказать обратного.


 

Виснет довольно долгая пауза. Мимика на лице Ангелины не меняется, сама Ангелина неподвижно смотрит Мише в глаза.


 

МИША. Окей.

АНГЕЛИНА. Давай я немного расскажу о специфике компании. Компания «Аркадия» много лет успешно существовала на рынке экологически чистых товаров будущего, позволяющих прожить долгую жизнь в гармонии с собой и природой. Но все больше людей меняет свое отношение не только к жизни, но и к смерти. К сожалению, все мы не вечны, а будущее как никогда туманно и не вызывает особых надежд. И поэтому появился новый рынок – захоронения будущего. Все больше людей хотят превратить себя в часть природы.

МИША. А разве мы все, ну, не становимся частью природы после смерти?

АНГЕЛИНА. Ты прав, Миша, но ты же не можешь отвести своего сына в парк и сказать: «Этот дуб – мой дедушка»?

МИША. Не могу.

АНГЕЛИНА. Теперь это представляется возможным. После смерти ты можешь стать частью мира, полного цветущих деревьев, стать удобрением, биоурной, кристаллом или даже фейерверком. Видишь?


 

Ангелина показывает фото, на котором фейервек взлетает в ночное небо.


 

АНГЕЛИНА. Это моя подруга Аня.

МИША. Такая яркая.

АНГЕЛИНА. Мы верим, что изменение отношения к смерти позволяет человеку прожить жизнь эффективно. Мы верим, что смерть – это выгодная и неизбежная инвестиция. Смерть – наш доктор. Потому достойный труд у нас обменивается на достойную смерть. Наши клиенты, как и сотрудники, позитивны, вдохновлены, производительны и смело смотрят в будущее. Ты вдохновлен?

МИША. Очень.

АНГЕЛИНА. Мы верим, что позитивное мышление и современные технологии менеджмента способны делать мир лучше. И поэтому главная обязанность отличного парня – быть человеком будущего, осознающего себя частью огромной сети связанных душ. Понимаешь?

МИША. Ага. А когда... ну... приступать?

АНГЕЛИНА. К чему?

МИША. Ну, когда мне становиться отличным парнем?

АНГЕЛИНА. Ты уже отличный парень.

МИША. Круто.

АНГЕЛИНА. Добро пожаловать в семью.


 

Ангелина жмет Мише руку и ведет к выходу.


 

АНГЕЛИНА. Миша, если ты действительно отличный парень, я могу попросить тебя об услуге? Мне дочку из садика забрать надо, а дел невпроворот. Справишься?

МИША. А как?

АНГЕЛИНА. Ну как, ну... Ну приходишь и забираешь.

МИША. А куда отвести?

АНГЕЛИНА. Так, Миша, ты задаешь слишком много вопросов для отличного парня.

МИША. Окей.

АНГЕЛИНА. Только пойдем сперва подпишем документы и я дам тебе служебный телефон. Он позволит нам всегда знать, где ты находишься и чем занимаешься, чтобы ты мог более эффективно выполнять свои обязанности.


 

Миша и Ангелина выходят из кабинета.


 

АНГЕЛИНА. А знаешь, какой у нас девиз? «Труд освобождает». Здорово, да?


 

5.

Миша стоит на входе детского сада. Женя находит его и недолго смотрит с подозрением. Миша неловко поправляет куртку.


 

ЖЕНЯ. Ты кто?

МИША. Миша.

ЖЕНЯ. Ты новый отличный парень?

МИША. Новый?

ЖЕНЯ. Я первая спросила.

МИША. Ну, значит, новый.

ЖЕНЯ. Важно — чтобы отличный. Не новый, а отличный, ясно?


 

Женя берет Мишу за руку. Она оборачивается и весело машет воспитательнице.


 

ЖЕНЯ. До свидания, Ольга Борисовна! (Мише.) Ненавижу ее. Ты задержался.

МИША. Я маршрутку ждал долго.


 

Женя выводит Мишу из садика.


 

ЖЕНЯ. Надень шапку. Холодно.


 

Миша надевает причудливую зеленую шапку.


 

ЖЕНЯ. Ты лягушонок?

МИША. Я Йода.

ЖЕНЯ. Это кто?

МИША. Ну Йода. Звездные войны. Видишь? Тут написано.

ЖЕНЯ. Он ребенок?

МИША. Не, он мудрый старик.

ЖЕНЯ. Странно. У тебя дырка сзади на шапке.

МИША. А где ты живешь?

ЖЕНЯ. Какая тебе разница?

МИША. Мне отвести тебя сказали.

ЖЕНЯ. Отвести куда?

МИША. Домой, наверное.

ЖЕНЯ. Что конкретно тебе сказали?

МИША. Сказали: «Ты задаешь слишком много вопросов».

ЖЕНЯ. Мать как всегда.

МИША. Так где ты живешь?

ЖЕНЯ. Да какая тебе разница, где я живу?

МИША. Ну мне отвести тебя надо!

ЖЕНЯ. Слушай. Домой мы не пойдем. Мы пойдем в торговый центр. Я хочу «альпен гольд». Ты хочешь «альпен гольд»?

МИША. Хочу. Только я не ем сладкое. Ну то есть фигню эту магазинную не ем, снэки всякие, и «Макдональдс», и все вот это. Ну типа это вредно очень. Смертельные токсины. Ну и вдруг аллергия или еще че. Я так-то аллергиком в детстве был, у меня пару раз уши краснели от орехов.

ЖЕНЯ. Какой же ты нытик.

МИША. Прости.

ЖЕНЯ. Ты хочешь «альпен гольд» или нет?

МИША. Хочу. Только у меня денег совсем нет.

ЖЕНЯ. Разберемся.


 

Виснет пауза. Миша чешет шапку.


 

МИША. Хочешь, сказку расскажу?


 

Женя смотрит на Мишу, как на идиота.


 

ЖЕНЯ. Ты реально хочешь рассказать мне сказку?

МИША. Ну да. Ну... я специально тут прочитал одну.

ЖЕНЯ. Ну попробуй.

МИША. Короче. Жил-был чудотворец. Он и сейчас живет. Прям тут недалеко. Он знает, что он чудотворец и может сотворить любое чудо, но не чудит. Его выселяют из квартиры, а он знает, что стоит ему чихнуть, и квартира останется за ним, но он покорно съезжает и живет в сарае.

ЖЕНЯ. А дальше?

МИША. Дальше не дописали.

ЖЕНЯ. Чет стремные у тебя сказки.

МИША. Это Хармс.

ЖЕНЯ. Что такое «хармс»?

МИША. Писатель такой. Двадцатый век.

ЖЕНЯ. Это тебе надо к Белочкину из параллельной группы. Он тоже любит всю эту советскую наркоманию. Типа про говорящих рыб и все такое. Мультики всякие.

МИША. А ты не любишь?

ЖЕНЯ. Пожалуй, я реалист. Не люблю инфантильное искусство. Но еще больше я ненавижу кисель и поедание соплей, впрочем, все то, что так любит Белочкин. Вероятно, тебе интересно узнать, почему он так для меня важен?

МИША. Я же должен интересоваться. Я отличный парень.

ЖЕНЯ. Верно. Так же верно, как и то, что рассказ о неудачных отношениях поможет нам установить более доверительный контакт. Мы поженились во время сончаса. Это был необдуманный брак, я понимаю. Он просто сказал, что у него есть костюм, а я сказала, что у меня есть красивое белое платье. Тогда это был достаточно веский аргумент, чтобы сыграть свадьбу. Но он оказался слишком незрелым для отношений. Сейчас мне стыдно за то время, и не менее стыдно, что вопреки здравому смыслу, я продолжаю по нему скучать, особенно когда вижу его идущим под руку с воспитательницей Ольгой Борисовной. В эти моменты я ненавижу мужчин, но я горжусь своей болью, поскольку она позволяет мне чувствовать себя более живой. Ты понимаешь, о чем я?

МИША. Ага.

ЖЕНЯ. Когда я просила его совершить любовное признание, он начинал напевать мелодию из «Буратино». Маскируя свою духовную пустоту цитатами из мультиков, он оскорблял мои чувства. Он мог часами рассказывать о мультиках, чтобы не решаться на взрослый осознанный поступок.

МИША. Жесть.

ЖЕНЯ. Однажды я сказала ему, что не хочу знать все о мультиках, я хочу знать все о жизни. Я предложила проводить больше времени вместе. Вероятно, я бы даже перешла в его подгруппу, хотя в ней дети тупее. Когда я озвучила свое предложение, он молча отвернулся смотреть «Голубого щенка» и есть сопли. Тогда я поняла, что наши отношения зашли в тупик. Мое сердце было разбито. Нам налево.


 

Миша и Женя сворачивают налево.


 

ЖЕНЯ. А у тебя как на личном фронте?

МИША. Погоди. А тебе точно пять?

ЖЕНЯ. Мне почти шесть.

МИША. А.

ЖЕНЯ. Тебя смущает мой интеллект? Ты обскурантист?

МИША. Не, я нормальный так-то. Ну в смысле я не такой вообще.

ЖЕНЯ. А тебе сколько лет?

МИША. А сколько дашь?

ЖЕНЯ. То ли семь, то ли семьдесят. Наверное, двадцать пять.

МИША. Почти. Двадцать восемь. Почти. Завтра будет.

ЖЕНЯ. Так ты был влюблен?

МИША. Не знаю... Ну, может, разве что в садике.

ЖЕНЯ. Какой кошмар. Ты хотя бы работал?

МИША. Да так, то тут, то там. Думал, футболистом стану, ну типа, ну, я футболом занимался. Но там все свои, короче. На одном таланте не получится в сборную. Много хороших. Потом в универ пошел, оттуда на завод, ну а потом сократили. Я не выгодный экономически.

ЖЕНЯ. Так что ты умеешь?

МИША. Да ничему как-то не научили.

ЖЕНЯ. А должны были?

МИША. Блин, ну все люди разные. Кто-то сам, кому-то помочь.

ЖЕНЯ. Понятно. Ты боишься жизни. Боишься конкуренции и ответственности. Ты способен лишь принимать любовь, но не умеешь давать. Вероятно, ты чувствуешь себя бесполезным и осознаешь, что проживаешь жизнь зря. Вероятно, ты такой же инфантильный, как Белочкин, у тебя нет ничего, кроме животного обаяния и доброты. Но это урок, который я должна усвоить, прежде чем перейти к новым и более продуктивным отношениям. Сменим тему, если тебе нечего сказать в свое оправдание.

МИША. А у вас все там такие умные?

ЖЕНЯ. Ну вот Белочкин нет. В наше время быть тупым — это, знаешь, осознанный выбор.

МИША. А чем еще ты интересуешься?

ЖЕНЯ. (Задумчиво.) Сколько себя помню, меня всегда интересовали эволюция и динозавры. Но тебе, как и большинству взрослых, это скорее всего неинтересно, поэтому давай поговорим о налогах или политике.

МИША. Я ничего не знаю про налоги.

ЖЕНЯ. Даже про дополнительные сборы с физических лиц?

МИША. Да как-то не очень на самом деле. Но динозавры крутые.

ЖЕНЯ. Видимо, ты и правда отличный парень. И где только мама такого нашла? Прости, я заблуждалась относительно твоих способностей.

МИША. А куда делись другие? Ну, отличные?

ЖЕНЯ. Сломались.

МИША. Это как?

ЖЕНЯ. Че ты как маленький вопросы задаешь? Бесишь. Еще спроси, почему небо голубое.


 

Миша тяжело вздыхает.


 

ЖЕНЯ. Прости. Говорят, у меня трудный характер. Если ты меня прощаешь, то будем считать, что мы друзья. Хочешь «альпен гольд»?

МИША. У меня денег нет, Жень.

ЖЕНЯ. Я же сказала: разберемся. Значит, разберемся.


 

6.

Женя и Миша идут по гипермаркету.


 

ЖЕНЯ. Короче смотри. Любую систему можно наебать. Ты слышал про Роберта Уилсона?

МИША. Кого?

ЖЕНЯ. Ученый. «Психологию эволюции» написал. Неважно. Короче, в голове каждого есть мыслящий и доказывающий. И если мыслящий хочет, чтобы что-то было доказано, доказывающий непременно это докажет. Понял?


 

Женя встает около стеллажа с шоколадками, выбирает самую дорогую и засовывает в куртку.


 

ЖЕНЯ. Если люди не хотят чего-то видеть, то они никогда это не увидят. То есть если ты реально думаешь, что все дети тупые, то умного ребенка ты не распознаешь никогда.

МИША. И поэтому никто не видит, как мы воруем?

ЖЕНЯ. Не воруем, а выживаем. Я пятилетняя девочка, которой запрещают есть сладкое. Видишь мужика? Это додик, сыщик, короче.

МИША. Как ты поняла?

ЖЕНЯ. Чувствую. Здесь зона мертвая.

МИША. В смысле людей мало?

ЖЕНЯ. В смысле камер нет. Зато додики стоят. Их легко распознать. Они повторяют одни и те же движения. Вот этот, например, каждые десять секунд чешет живот, а через каждые три еле заметно вздыхает. Держись непринужденно, мы выбираем "киндер-сюрприз». Вытри мне сопли.

МИША. Че?

ЖЕНЯ. Сопли мне вытри. Надо отвести подозрения.


 

Женя протягивает Мише платок. Миша садится на корточки и неумело вытирает Жене лицо.


 

ЖЕНЯ. Помягче, блядь, три!

МИША. Прости.

ЖЕНЯ. Все, ушел. Камеры на входе видел? Купольные – самые лютые. Рассматривают целлюлит на жопе со ста метров.

МИША. А если поймают?

ЖЕНЯ. Кого?

МИША. Ну, нас, тебя.

ЖЕНЯ. Так нас или меня?

МИША. Например, меня.

ЖЕНЯ. Я возьму вину на себя. А ты поругаешь меня и пообещаешь принять меры. Смотри, бельгийский.


 

Женя берет гигантскую шоколадку, потом еще несколько плиток и протягивает Мише.


 

ЖЕНЯ. Положи к себе. Ко мне не влезет.


 

Миша берет шоколадки и кладет во внутренний карман.


 

ЖЕНЯ. Застегнись. Я сейчас.

МИША. Что такое?

ЖЕНЯ. Просто стой.

МИША. Ты куда?

ЖЕНЯ. На разведку. Жди.


 

Женя вприпрыжку отбегает от Миши. Он некоторое время стоит, то рассматривая сладости, то пытаясь обнаружить Женю. Не находя ее, он бегает между стеллажами, потом между отделами. Мише становится жарко. Он развязывает шарф и по привычке расстегивает куртку. Теперь он в панике носится по магазину, подбегает к кассе, подходит к женщине-охраннику.


 

МИША. Простите, вы не видели девочку?

ОХРАННИК. Какую девочку?

МИША. Красная шапка, на вид лет пять. Лицо, как у гестапо.

ОХРАННИК. Лена, ты видела девочку с лицом гестапо?


 

Лена отрицательно машет головой. Миша проходит через кассу на выход.


 

ОХРАННИК. Молодой человек! Молодой человек, вы шарф уронили!


 

Миша возвращается, поднимает шарф. Из его внутренних карманов выпадает шоколад. Женщина-охранник смотрит на Мишу, Миша - на женщину-охранника.


 

ОХРАННИК. (В рацию.) Лифтер на второй.


 

Миша хватает шоколад и бежит. Охранник бежит за Мишей, Миша бежит еще быстрее и высматривает девочку в красной шапке. Охранник валит Мишу на пол.


 

7.

Комната охраны. Женщина-охранник делает ксерокопию паспорта Миши и отдает его владельцу.


 

ОХРАННИК. Ну че, Безрукин Михаил Григорьевич, по-хорошему будем или с ментами?

МИША. Я говорю вам, это не мое.

ОХРАННИК. А чье?

МИША. Девочки.

ОХРАННИК. Которой пять лет, да?

МИША. Ей почти шесть.


 

Охранник разворачивает к Мише монитор и показывает видеозапись.


 

ОХРАННИК. Смотри. Это ты. А это шоколадки. Это ты убегаешь, это я валю тебя на пол. Какие нахрен девочки?

МИША. Да вы промотайте пораньше. В этот вот в отдел шоколада. Вы промотайте!

ОХРАННИК. А там слепая зона.

МИША. Вот именно!

ОХРАННИК. Что именно?

МИША. А то что она это знает! Она знает, как эти ваши камеры обходить, и додиков, и... и защиту с товаров снимать, она все знает! Она, как ниньдзя незаметная!

ОХРАННИК. Ну и на кой ты ей сдался?

МИША. Подозрения отводить.

ОХРАННИК. Да уж. Ну так как договоримся? У тебя тут шоколада на одну тысячу двести одиннадцать рублей.

МИША. Бельгийский.

ОХРАННИК. Умножаем одну тысячу двести одиннадцать рублей на четыре — равно четыре тысячи восемьсот сорок четыре рубля. Ну окей, четыре пятьсот пусть будет. Это если по хорошему.

МИША. А по-плохому?

ОХРАННИК. А по плохому умножаем на восемь. Это если с ментами. Заведут дело, снимут показания. Может, девочку твою захотят искать. А откуда, кстати, взялась твоя девочка?

МИША. Из садика забрал.

ОХРАННИК. Она тебе кто?

МИША. Ну дочь, ну, одной там коллеги.

ОХРАННИК. А ей ты кто?

МИША. Отличный парень.

ОХРАННИК. А доверенность у тебя есть, парень? Или ты как, получается? Похититель?


 

Пауза.


 

МИША. Им не надо про девочку знать.

ОХРАННИК. Ну вот именно.

МИША. Я потом вам отдам. С зарплаты. Хорошо?

ОХРАННИК. Слуш, ты, может, реально под чем-то? Миксы? Соли? Ты че дурака-то включаешь?

МИША. Я не включаю дура...

ОХРАННИК. Так, ладно. У тебя сколько есть?

МИША. Ну... рублей тридцать. На маршрутку.

ОХРАННИК. Не пойдет так дело, конечно.


 

Охранник долго смотрит в глаза Мише и улыбается.


 

ОХРАННИК. Отличный парень, говоришь?

МИША. Ага.

ОХРАННИК. А насколько ты отличный парень?

МИША. Ну так...


 

Охранник улыбается еще сильнее. Миша неловко улыбается в ответ.


 

ОХРАННИК. Телефон свой покажи.

МИША. Что?

ОХРАННИК. Телефон дай.


 

Миша достает телефон, охранник внимательно его рассматривает.


 

ОХРАННИК. Не ворованный хоть?

МИША. Не, вы что, мама покупала.

ОХРАННИК. Давно покупала?

МИША. Год назад где-то.

ОХРАННИК. Не глючит?

МИША. Да вроде нет.


 

Охранник кладет руку на Мишин телефон и пододвигает его к себе.


 

8.

Миша выходит из гипермаркета. Он держит в руках бампер от своего телефона. Звонит служебный телефон, Миша берет трубку.


 

АНГЕЛИНА. Привет, Миш, это Ангелина. Как у вас там дела?

МИША. Ну так...

АНГЕЛИНА. Ты отвел Женю?

МИША. Да, но тут как бы сложности.

АНГЕЛИНА. Сложности?

МИША. Да, я кое что потерял.

АНГЕЛИНА. Я надеюсь, ты справился, Миша?

МИША. Конечно. Справился.

АНГЕЛИНА. Я совершенно в тебе не сомневалась. Миш, возникло срочное дело. Ты уже свободен?

МИША. Я... честно говоря, мне нужно кое что найти.

АНГЕЛИНА. Ты нужен Анфисе, Миш.

МИША. Кому?

АНГЕЛИНА. Ты совсем меня не слушаешь?

МИША. Простите.

АНГЕЛИНА. У нее какая-то беда. Ревет, ничего толком сказать не может. Ну в общем разберешься. Ты очень ей нужен, Миша, поезжай быстрее. Адрес СМС-кой скину, если не помнишь. Ну все, давай.


 

Ангелина кладет трубку. Миша достает из кармана тридцать рублей.


 

9.

Миша стоит перед дверью в квартиру, поправляет куртку и звонит в дверь. Анфиса открывает и набрасывается на Мишу. Она долго и крепко его обнимает. Миша неловко хлопает ее по спине.


 

МИША. Все будет хорошо.


 

Анфиса целует Мишу в губы, берет за руку и заводит в квартиру.


 

10.

Поздний вечер. Анфиса и Миша лежат в постели. Анфиса положила голову ему на плечо. Миша читает книгу.


 

МИША. (Читает.) Ухаживания и сексуальные контакты дельфинов могут происходить в течении всего года, причем у дельфинов очень популярны предварительные ласки: они ласкают, трут носами гениталии партнёра. И у самцов, и у самок есть генитальная щель, так что проникновение возможно и у мужских, и у женских особей - дельфины используют для этого пенис, кончик носа, нижнюю челюсть, спинные, грудные и хвостовые плавники. (Анфисе.) Продолжать?

АНФИСА. Не останавливайся.

МИША. Мне противно. Меня вырвет сейчас.

АНФИСА. Продолжай.

МИША. Было замечено что, например, самки длинноносого дельфина иногда плавают тандемом, одна усевшись генитальной щелью на спинной плавник другой. Длинноносые дельфины иногда устраивают оргии, в которых могут участвовать более десяти особей обоих полов. Некоторые дельфины используют свое удлиненное рыло для стимуляции гениталий партнёра. С этой целью дельфины иногда производят довольно громкие звуки. Например, взрослые особи стенелл издают звуки низкого тона - своеобразные быстрые пощелкивания - в области гениталий партнёра, обычно молодого дельфина. Такая практика наблюдается чаще среди самцов, но бывает и при гетеросексуальных ухаживаниях. Самцы афалин даже пытаются спариваться с другими животными: акулами и морскими черепахами, направляя свой 30-сантиметровый пенис в мягкие ткани сзади панциря черепахи. (Анфисе.) Все.

АНФИСА. У тебя такие ноги крепкие.

МИША. Я футболистом был.

АНФИСА. Ну я смотрю ты вообще такой.


 

Анфиса крепко прижимается к Мише. Миша ежится.


 

АНФИСА. Не бросай меня больше.

МИША. Да я тут пока.

АНФИСА. Я не смогу без тебя. Понимаешь?

МИША. А че я сделал?

АНФИСА. Если ты уйдешь, я уже все приготовила. У меня в сумке антидепрессанты в баночке из-под витаминов. Хоп! - и нет меня. Не уходи.

МИША. Я не понимаю.

АНФИСА. Что ты не понимаешь?

МИША. Я ничего не понимаю.

АНФИСА. Что конкретно ты не понимаешь?

МИША. Почему я здесь? Почему я читаю про дельфинов? Почему это все?

АНФИСА. Потому что ты отличный парень.

МИША. Я не... Бред какой-то.

АНФИСА. Этого нет в руководстве.

МИША. Каком руководстве?

АНФИСА. То есть? Ну руководство по прохождению.

МИША. Какому прохождению?

АНФИСА. Да ну. Не может такого быть.

МИША. Чего быть?

АНФИСА. То есть ты реально не знаешь руководство?

МИША. Да какое руководство?

АНФИСА. Нет, погоди. Ты тесты проходил?

МИША. Ну проходил.

АНФИСА. Ну так вместе с тестами прилагалось руководство.

МИША. Какое еще руководство?

АНФИСА. Что за тупые вопросы, я не пойму?

МИША. Да какие тупые вопросы? Я ничего не понимаю!

АНФИСА. Не кричи на меня.

МИША. Я не кричу! Я не понимаю!

АНФИСА. Так. Не кричи, иначе хуже будет!

МИША. Да что будет?

АНФИСА. Ты вообще что ли? Нет, ну как? Всем выдавали, а тебе не выдавали, так что ли?


 

Раздается звук открывающейся входной двери.


 

АНФИСА. Говорила: не кричи. Молодец.

МИША. Кто это?

АНФИСА. Да муж.

МИША. Как муж?


 

Миша пытается выскочить из кровати, но Анфиса хватает его за руку.


 

АНФИСА. Не бойся, он полицейский. Зачем ты запустил команду?

МИША. Какую команду?


 

В комнату входит Григорий.


 

АНФИСА. Привет.

ГРИГОРИЙ. Привет. А это кто?

АНФИСА. Да так. С работы. Отличный парень.

ГРИГОРИЙ. А, ну раз отличный парень...


 

Григорий подходит к кровати и протягивает Мише руку.


 

ГРИГОРИЙ. Григорий.

МИША. Миша.


 

Григорий крепко жмет Мише руку, но не отпускает.


 

ГРИГОРИЙ. Как день-то?

МИША. Да так себе.

ГРИГОРИЙ. Так себе день? А че так?

МИША. Ну так...

ГРИГОРИЙ. Сейчас улучшим. Одевайся.

АНФИСА. Гриша...

ГРИГОРИЙ. Одевайся, говорю.


 

Миша выскакивает из постели и одевается со скоростью пожарного. Григорий внимательно его осматривает.


 

ГРИГОРИЙ. (Анфисе.) Ты тоже одевайся. Поедем.

МИША. Куда поедем?

ГРИГОРИЙ. Покатаемся.

АНФИСА. Гриша, не начинай.

ГРИГОРИЙ. Шевелитесь.


 

Анфиса одевается.


 

11.

Анфиса и Миша сидят на заднем сидении. Григорий ведет машину.


 

МИША. Просто мать футболиста хотела. Как-то они ей всегда нравились. Потому что у них воля к победе. Ну и как-то я им был. А потом перестал, когда это все произошло. Как-то так в общем.

ГРИГОРИЙ. А сейчас все, не получится уже с футболом?

МИША. Я сейчас старый.

ГРИГОРИЙ. Да, сурово там в спорте.


 

Пауза.


 

МИША. А у вас всегда так плавно машина едет?

ГРИГОРИЙ. В смысле?

МИША. Ну, я не чувствую вибрации. Совсем никакой. Мы будто на месте стоим.
ГРИГОРИЙ. Да, парень, ты точно со странностями.

МИША. А тогда куда мы едем?

ГРИГОРИЙ. Сказал же, веселиться будем. Сейчас водочки возьмем и развеселимся.

МИША. Я не пью.

ГРИГОРИЙ. Неважно.

МИША. Не, ну если вы будете...

ГРИГОРИЙ. Ты что, а я антидепрессантах.

АНФИСА. Мы лечимся.

ГРИГОРИЙ. Понимаешь, Миш, у Анфисы, как бы так сказать, проблемы.

АНФИСА. У нас. У нас проблемы.

ГРИГОРИЙ. Да, у нас. У нас, как бы так сказать, пиздец полный.

АНФИСА. Депрессия.

ГРИГОРИЙ. Да. Нам не хватает позитивных эмоций, позитивных людей. Ну и развлечения у нас поэтому такие, депрессивные. Ну понял, да?

МИША. Ага.

ГРИГОРИЙ. Ну вот. Ты только не перебивай, у меня с терпением проблемы.

АНФИСА. Не перебивай, видишь, он говорит.

ГРИГОРИЙ. Ты тоже не перебивай. Я Анфису люблю, очень люблю. Но я ее не устраиваю. Ну ты же отличный парень, ты понимаешь, да? А мы общаться хотим. Дружить, там, развлекаться.

АНФИСА. С приключениями.

ГРИГОРИЙ. Вот. Анфиса хочет с приключениями. Значит будет с приключениями. Ты как вообще к приключениям?

МИША. Не очень.

ГРИГОРИЙ. А че так?

МИША. Боюсь как-то.

ГРИГОРИЙ. Приключения, Миша, это и есть жизнь. Это когда ты ее чувствуешь. (Смеется.) Слушай, ну это же анекдот! Ну вот реально анекдот! Муж застал жену с любовником, то да се. Ну смешно же? Ну? Смешно же, да? Ну смешно, смешно.

МИША. Смешно.

ГРИГОРИЙ. Ну вот и я о том же. Ты хорошо надо мной посмеялся, вот и я над тобой сейчас посмеюсь. Такая история будет, век будем вспоминать.

АНФИСА. Гриша тот еще выдумщик.

ГРИГОРИЙ. Это да. Но скучно, скучно. Знаешь, вроде все есть, а будто главного нет. Понимаешь, о чем я? Вижу, понимаешь. А другие не понимают. Они живут и думают, что это как бы норма. Не, это не жизнь, это дожитие.

МИША. А почему так?

ГРИГОРИЙ. Почему? Да черт его знает. Может, судьба, может, ошибка какая. Сел не на тот лифт жизненный, скажем так, а слезть уже не может. Нужно было вверх. А он вниз. Бессилие, в общем. Депра — это, знаешь, бессильный гнев. И каждого, кто типа думает, что понимает, я вот прям ненавижу. Эти вот типа Ангелины твоей начальницы, у которых радуга из жопы. Они тебе такие типа: чувак, ты просто не вышел из зоны комфорта! Выйди из дома, улыбнись солнышку, доверься миру, ну и прочее говно. А сама по вечерам башкой об стену бьется.

АНФИСА. И на дочь ей наплевать. Только ты ей не говори.

ГРИГОРИЙ. Да не скажет, он же отличный парень.

АНФИСА. Он руководство не знает.

ГРИГОРИЙ. Как не знает?

МИША. Мне не дали.

ГРИГОРИЙ. Ну что ж, придется самому как-то. Справишься с Божьей помощью. Мы предполагаем, а Бог располагает. Я вот тоже не знал, что в полиции буду. Ну а куда идти? Либо в полицию, либо в отличные парни. Вообще не знал, куда мне. Да никто не знает, вообще ниче не понятно, куда себя. Мы вообще хотели в театр сегодня поехать. Ты не думай, что мы совсем быдло какое. Смотрим, а там «Гамлет», «Красная шапочка», ну вот это все. Одну и ту же хрень гоняют и гоняют, всю жизнь гоняют. Да покажите вы про, ну вот таких, как мы, да? А там этот Гамлет. Че мне Гамлет? Не, ну он там тоже решает вопросы эти, да? Эти там быть или не быть, ну вот это все. Но мы как увидели цены на билеты! Ёмоё, не, лучше мы сами представление устроим.


 

Григорий останавливает машину около ночного магазина.


 

ГРИГОРИЙ. Щас ты мужиком себя почувствуешь.


 

Григорий выходит и открывает дверь со стороны Миши.


 

ГРИГОРИЙ. Выходи.


 

Миша выходит. Григорий подводит его к ночному магазину, закуривает.


 

ГРИГОРИЙ. Водки возьми.

МИША. Хорошо.

ГРИГОРИЙ. И сигарет.

МИША. Какие сигареты?

ГРИГОРИЙ. Ну че ты вопросы какие тупые задаешь? Хорошие.

МИША. Окей. Только у меня денег нет.

ГРИГОРИЙ. Я знаю.


 

Григорий запускает руку в пальто, роется, достает складной нож, открывает его и протягивает Мише.


 

МИША. Вы это че? Я... я не буду.

ГРИГОРИЙ. Не будешь?

МИША. Не, не буду.


 

Григорий отодвигает край пальто. На поясе Григория висит пистолет.


 

АНФИСА. Делай, что он говорит, Миша. Просто делай.

МИША. Не, я не могу так, вы че?

АНФИСА. Так надо, он главный.

ГРИГОРИЙ. Так, ты парень как вообще, нормальный?

МИША. Нормальный.

ГРИГОРИЙ. Отличный, наверное?

МИША. Отличный.

ГРИГОРИЙ. А что должен делать отличный парень?


 

Миша молчит.


 

ГРИГОРИЙ. Ну?

МИША. Делать так, чтобы никто не мог сказать обратного.

ГРИГОРИЙ. А че ты тогда меня разочаровываешь?

МИША. (Интонацией обиженного ребенка.) Но я... я не понимаю.

ГРИГОРИЙ. Слушай. Ну ты чего позоришься в глазах дамы? Дама хочет веселиться. Смотри. Вот ты надо мной посмеялся, да?

МИША. Я не хотел!

ГРИГОРИЙ. Хотел ты, не хотел, у тебя роль такая, понимаешь? А моя роль — над тобой посмеяться. Соображаешь?

МИША. Соображаю.

ГРИГОРИЙ. Ну так соображай быстрее. У тебя минута пошла уже.


 

Миша смотрит на Григория, пистолет, снова на Григория.


 

12.

За кассой сидит дед и читает газету.


 

МИША. Здравствуйте.


 

Дед молча кивает.


 

МИША. А вы всю ночь работаете?

ДЕД. Двадцать четыре часа.

МИША. Ага.


 

Миша рассматривает товары на прилавке.


 

МИША. А водка есть?

ДЕД. Есть водка.

МИША. А сигареты?

ДЕД. Смотря какие.

МИША. Мне это... мне... Помогите, пожалуйста.


 

Григорий стучит по окну и показывает на время.


 

ДЕД. Выбрать помочь?


 

Миша опускает руку в карман, крепко сжимает нож.


 

ДЕД. Ну?


 

Миша вытаскивает нож и наставляет на деда.


 

МИША. Водку давай!

ДЕД. Спокойно!

МИША. Водку! Водку, блядь, давай!

ДЕД. Хорошо, хорошо.

МИША. Не беси меня, сука!

ДЕД. Сколько водки?

МИША. (Растерянно.) Сколько? Одну давай!


 

Дед медленно разворачивается к прилавку, достает водку, медленно ставит на прилавок и застывает.


 

ДЕД. Такая пойдет?

МИША. Хорошая?

ДЕД. Очень.

МИША. Ага. Еще сиги. Сиги давай! Сиги!

ДЕД. Какие?

МИША. Хорошие сиги!

ДЕД. Хорошие так хорошие.


 

Дед снова разворачивается, достает со стенда пачку Parlament, кладет на прилавок и снова застывает.


 

ДЕД. Что-нибудь еще?

МИША. Еще денег дай! Деньги!

ДЕД. Сколько?

МИША. Сколько? Триста давай! Нет, четыреста! Тыщу давай!

ДЕД. Восемнадцать есть?


 

Пауза.


 

МИША. А че?

ДЕД. Сигареты только с паспортом отпускаем.

МИША. Блядь, мужик, быстрее!

ДЕД. Закон есть закон.

МИША. Пожалуйста!

ДЕД. (Спокойно.) Закон есть закон.


 

Миша недолго смотрит на деда, роется в сумке, достает паспорт и показывает.


 

ДЕД. Ага, порядок.


 

Дед достает из кассы тысячу рублей и кладет на прилавок. Миша хватает все в охапку.


 

МИША. А запасной выход у вас есть?


 

Дед открывает прилавок и указывает назад.


 

ДЕД. Пакет нужен?


 

Миша отрицательно машет головой и пятится к запасному выходу, не опуская нож.


 

ДЕД. Бегите, Миша.


 

Миша выходит и отчаянно бежит в темноту. За ним бежит Григорий.


 

ГРИГОРИЙ. Идиот! Ты идиот, сука! Стоять! Стоять!


 

Григорий стреляет в темноту. Миша бросает сумку, чтобы бежать быстрее. Дед спокойно закрывает магазин, нажимает тревожную кнопку и садится читать газету.


 

Григорий останавливается, не в силах бежать дальше, снова стреляет. Миша бежит, врезается в мусорный бак, падает. Григорий стреляет, стреляет, стреляет.


 

13.

ЮЛЯ. Ну че вот ты какой, а? Че ты какой? Миш? Эй! В глаза смотри! Миш, ты понимаешь, что сейчас тебе конец придет? Нет, Миш, тебя не отдадут обратно в магазин. И сохраненок тут не бывает. Тебе конец пришел, тебя ясно?

МИША. Ясно.

ЮЛЯ. Я больше не буду возиться с тобой. Ты почти проиграл, Миш.

МИША. Понимаю.

ЮЛЯ. Ниче ты не понимаешь. Миш, вот сейчас послушай меня внимательно, да? Последний шанс, Миш. Ты только четко и ясно расскажи, в чем дело, хорошо? Прям по порядку. Да соберись ты! Слушай, последний шанс, Миш.

МИША. А ты не будешь ругаться?

ЮЛЯ. Не буду.

МИША. Я про кошмар хочу рассказать.

ЮЛЯ. Какой кошмар, Миш?

МИША. Который мне снится изо дня в день.

ЮЛЯ. Батюшки.

МИША. Только не перебивай.

ЮЛЯ. Я слушаю.

МИША. В общем

даже стыдно как то рассказывать.

будто я попадаю в параллельный мир, а в этом мире есть я и мой брат-близнец.

И я как бы попадаю в себя, который не я,

я раньше в другом месте был с друзьями какими-то.

И я сижу с матерью у нее на работе и там подружка какая-то.

Не знаю какая, я в этом мире вообще ничего не знаю,

но делаю вид,

что знаю.

Я ее спрашиваю:

как брат поживает?

А я помню, что у меня типа был брат и звали его

Франц.

Хуй знает почему Франц.

И он был гений,

типа как Сноуден

хакер, враг государства.

Он все об этом мире знал, вообще все,

всякие военные тайны и заговоры,

ну вообще все.

Но ему не верил никто,

а он упрямый был и всем свою правду доказывал

что мир ваш абсурдный и живете вы в страшном сне

И вот я спрашиваю мать:

как мой брат?

а она смеется и говорит,

что умер.

Точнее пропал без вести

и наверное

умер.

И мол слава Богу.

И такая гладит меня по голове и говорит:

зато ты у меня есть.

А у меня прям душу на части рвет,

я зубы стиснул, чтоб не заорать от тоски,

и что типа я — это их я,

а не из другого мира я,

и что типа я не настоящий я,

а их я.

Я понял, что тут нельзя по моему брату Францу плакать.

А потом она дала мне салат какой-то типа оливье.

И я начинаю его жрать усердно, чтоб не зарыдать и не спалиться.

А я смотрю в нем колбаса какая-то не колбаса,

жесткая очень,

волокнистая.

Я спрашиваю:

че за колбаса странная?

А она говорит:

так это мой член.

Я просто блядь охуел с этого.

Типа как член?

Откуда, мам?

Фрейд какой-то.

А она такая, типа,

мне он больше все равно не нужен, вот я его в салат и покрошила.

Тебе пригодится.

Ты кушай, кушай,

хороший мой,

тебе нужнее

у тебя миссия

ты отличный парень, Миша

ты должен быть отличным

и делать так,

чтобы никто не мог сказать обратного

иначе спалят тебя, Миша

и съедят

А я жру этот салат и еле сдерживаюсь, чтоб не блевануть.

А потом

я сидел и думал, как мне найти брата.

Я должен,

я просто

обязан.

Хотя бы руку пожать

Он такой крутой у меня был —

мой брат,

хоть я его не видел ни разу, но чувствовал:

он крутой

это у него миссия

а я тут по ошибке как бы роковой случайности

он как бы настоящий

а я как бы нет

А потом я вспоминаю, что это из-за меня он пропал.

Что типа когда меня занесло в этот мир,

моего брата из него выкинуло черт знает куда

и это я виноват

И я уже не помню, че было дальше, но в общем в этом мире я застрял.

Я так нихуя и не понял, че в нем надо делать,

я просто

я просто косил умело, что типа знаю, че делать, кто есть кто и как жить.

Мне просто говорили че делать

и я делал.

Мама с подружкой.

И вот помню,

что я живу уже, кажется, год,

десять,

миллион

Этой вот чужой жизнью другого Миши.

И вроде все ок, но хочется умереть.

Но это плохо.

Я хороший мальчик.

Я очень, блядь, хороший мальчик.

Я не дерусь, не курю при маме и делаю все, что мне скажут.

Когда мама плачет, я всегда ее утешаю,

потому что она не должна из-за меня плакать.

Я — идеальный парень

Я больше ничего не могу,

Нет, я не понимаю, зачем она все время завязывала мне шнурки?

Надо мной вся команда смеялась.

Взрослый лоб, спортсмен нахуй, а ему мама шнурки завязывает

Но маму нельзя обижать.

Она одна нас воспитывала,

она больная, ей нельзя стрессы.

Я должен быть хорошим, иначе мама умрет.

Она так мне и говорила:

Миша,

будь хорошим, ты моя надежда,

иначе я умру

я ради тебя живу

И вот я живу этой жизнью, которая мне не нужна и не принадлежит.

Живу, пока она живет.

Когда мать умрет,

я тоже умру.

Отсюда больше никак не выбраться.


 

Пауза.


 

МИША. Холодно тут. И темно очень.

ЮЛЯ. Соглашусь.

МИША. А лучше будет?

ЮЛЯ. Нет.


 

Пауза.


 

МИША. Очень жаль.


 

Из темноты выбегает человек в маске маньяка, бьет Мишу битой и вешает на крюк.


 

14.

АНГЕЛИНА. Даже не знаю, что сказать. Это не уровень отличного парня, конечно.

АНФИСА. Позор.

АНГЕЛИНА. Юль, ну ты же не посторонняя, ты должна была как-то на него повлиять!

ЮЛЯ. А что я поделаю, если там в коде баг?

АНГЕЛИНА. Ну не знаю, как-то поговорить.

ЮЛЯ. Бесполезно. Там, чтобы исправить, все кондишны надо переставлять. Анфиса, ну а ты то че?

АНФИСА. А че я?

ЮЛЯ. Ты разработчик! Мать, так сказать.

АНФИСА. А ты тестер, ниче так на минуточку?

ЮЛЯ. Вот ты целую пачку таких накопипастила, а они все, видать, с кривым кодом на всю жизнь остались. И ходят теперь по жизни, как дауны.

ЖЕНЯ. Я сказала ему стоять и ждать. Че, так трудно что ли?

ОХРАННИК. Не, он вообще неликвид, конечно.

АНГЕЛИНА. Сломанный, да.

ЮЛЯ. Бесполезный. Испорченный.

ЖЕНЯ. Да еще и тупой.

ЮЛЯ. Это я виновата.

АНФИСА. Господи, как стыдно.

АНГЕЛИНА. Не вините себя. Вы пытались дать ему все самое лучшее. Просто такой вот он, ну, не обучаемый.

ЮЛЯ. Придется сносить.

АНГЕЛИНА. Думаешь, другого выхода нет?

ОХРАННИК. Да ты посмотри на него. Че тут поделаешь уже?

АНГЕЛИНА. Ну аватар то качественный. И анимация крепкая.

ЮЛЯ. Анимация крепкая, да только она копейки стоит, а весь движок менять — это еще на сто лет работы.

АНГЕЛИНА. Ну так то да. Жалко, конечно, что так...

ОХРАННИК. Ниче не жалко! У этого хуй даже толком не встал.

АНГЕЛИНА. Не при ребенке же!

ЖЕНЯ. Мне почти шесть.

ОХРАННИК. А ты говоришь: анимация крепкая.

ЮЛЯ. Его можно неписью оставить.

АНФИСА. Неигровым что ли?

ЮЛЯ. Ну да. Пусть стоит красивый и создает приятную атмосферу где-нибудь на кухне. Или дадим ему декорквест синглтаймовый, простенький диалог, пару смоллтоков...

АНФИСА. Не варик. У него аватар игрового.

АНГЕЛИНА. Короче, голосуем. Кто за процедуру деинсталляции — поднимите руки.


 

Все женщины поднимают руки.


 

АНГЕЛИНА. Единогласно. Ну что же.


 

Ангелина поднимает с пола топор, недолго держит, но опускает.


 

ОХРАННИК. Ну?

АНГЕЛИНА. Не могу я так.

ОХРАННИК. Началось.

АНГЕЛИНА. Надо дать ему выбор. Это гуманно.


 

Ангелина с теплотой смотрит на Мишу.


 

АНГЕЛИНА. Миша. Я понимаю, как тебе непросто. Но никто не обещал, что быть отличным парнем легко. Я сожалею, что у тебя отключен почти весь функционал и, конечно, сейчас ты вряд ли способен на принятие важных решений, но... если ты меня понимаешь, ты хотя бы моргни, хорошо?


 

Миша моргает.


 

АНГЕЛИНА. Отлично. Чего бы ты больше хотел, Миша — остаться редуцированным или все же подвергнуться деинсталляции?


 

Миша моргает очень много раз.


 

АНГЕЛИНА. Вот только давай без истерик, хорошо? Взрослый же.


 

Миша перестает моргать.


 

АНГЕЛИНА. Я понимаю, тебе неприятен этот разговор, но ты должен собраться. Поясню. В первом случае ты останешься отличным парнем с функцией декоративного диалога, зацикленной анимацией, парой запоминающихся фраз, но не сможешь участвовать в сюжетных линиях, бороться за жизнь, принимать участие в своей судьбе или когда-либо изменить свое решение. Ты останешься зацикленным навсегда. Во втором случае ты будешь удален безвозвратно. Вариант первый — одно моргание. Вариант второй — два.

Миша долго остается неподвижным, но все же моргает дважды.


 

АНГЕЛИНА. Ты уверен, Миша? Мы больше не сможем вернуть тебя в игру, ты понимаешь?


 

Миша моргает очень много раз.


 

АНГЕЛИНА. Миша, ну давай без вот этого, а!


 

Миша долго смотрит на Ангелину и снова моргает дважды.


 

АНГЕЛИНА. Твое право.


 

Ангелина снова берет топор, заносит, снова опускает.


 

АНГЕЛИНА. Ну нет, не женское это дело. Григорий...


 

Ангелина и Григорий меняются местами. Григорий в маске маньяка заносит топор. Миша покрывается глитчами и тускнеет.


 

15.

Женя стоит над Мишей и пинает его ногой. Еще раз пинает. Миша не реагирует. Женя пинает его сильнее. Миша просыпается в длинной грязной луже, от которой поднимается пар. Он кашляет, вытирает лицо.


 

ЖЕНЯ. Оттаял?


 

Миша пытается встать, но скользит рукой по грязи и снова падает.


 

ЖЕНЯ. Я же сказала тебе: не уходи. Че ты, как маленький?


 

Миша громко сморкается на землю.


 

ЖЕНЯ. Простыл что ли?

МИША. Ага.

ЖЕНЯ. Ты бы получше место нашел, чтоб ледышкой становиться. Плюхнулся прямо на теплотрассе. Ноги не отморозил?

МИША. Спина болит.

ЖЕНЯ. Дай гляну.


 

Миша поднимает одежду, Женя морщится.


 

ЖЕНЯ. Да, ну и синячища. Сильно болит?

МИША. Сильно.

ЖЕНЯ. Ну главное не убился. Пойдем, меня в садик пора вести. Все дворы вокруг обошла, пока тебя по служебному телефону искала. Хорошо что недалеко от моего дома оказался.

МИША. Я, кажется, паспорт с ключами похерил.

ЖЕНЯ. Ничего, восстановишь. Возьмешь новое имя. Пойдем.

МИША. Женя, я, кажется, не гожусь на роль отличного парня. И вообще на роль парня, и старшего, и вообще. И в садик я тебя водить не гожусь, я уволюсь, наверное. Я лучше дворником, наверное. В зацикленной... Зацикленным...


 

Миша начинает плакать. Сильно плакать, по-настоящему.


 

МИША. Я не пойду в садик. Я... я боюсь, что там со мной будет. Я не хочу редуцироваться. Я не хочу! Не хочу!

ЖЕНЯ. Ты чего?

МИША. Не надо меня редуцировать! Не надо, пожалуйста! Я же живой. Я живой!


 

Женя гладит Мишу по голове.


 

МИША. Простите. Простите, пожалуйста. Простите! Простите! Я все делал, как они просили, почему они так жестоко?! Простите, пожалуйста! Все задания выполнял, все! Простите! Почему я не стал для них хорошим парнем? Почему я снова плохой, когда делаю, что вы требуете?

ЖЕНЯ. Все будет хорошо.

МИША. Я же живой. Я живой.

ЖЕНЯ. Живой, и поэтому ты отличный парень. Другие сломались и зациклились. А ты нет.

МИША. Я не хочу в садик.

ЖЕНЯ. А что ты хочешь?

МИША. Я не знаю. Не помню. Жить хочу.

ЖЕНЯ. Неплохое начало.


 

Миша встает, Женя помогает ему отряхнуться.


 

МИША. Ты где была?

ЖЕНЯ. Подарок тебе высматривала. Это ты где был? Битый час тебя у входа ждала.

МИША. Бегал.

ЖЕНЯ. Ясно.

МИША. Жень, я домой пойду.

ЖЕНЯ. Ты ключи похерил.

МИША. К сестре тогда пойду.

ЖЕНЯ. Блин. Ну хочешь — иди. Может, ты там нужен больно, я не знаю.

МИША. Не особо.

ЖЕНЯ. Ну и я у себя тоже, как видишь.


 

Женя достает из рюкзака шапку с принтом велосипеда и дает Мише.


 

ЖЕНЯ. Это чтоб ты больше не мерз в дырявой шапке. И не опаздывал. С днем рождения.


 

Миша снимает шапку с мастером Йодой и надевает шапку с велосипедом. Миша берет Женю за руку, они идут.


 

ЖЕНЯ. Я хотела с футболистом, но там только с велосипедом были нормальные.

МИША. Нахуй футбол.

ЖЕНЯ. Вообще ты нормальный пацан, просто туповатый. Это проходит. Я научу, как надо. И, кстати, тебя уволят. Но дело замяли. Компания приносит извинения, им не нужна плохая репутация.


 

Миша улыбается.


 

ЖЕНЯ. Че ржешь?

МИША. А че, нельзя?

ЖЕНЯ. Можно.

МИША. Так куда мы?

ЖЕНЯ. А куда ты хочешь?

МИША. Пойдем в «Макдак»? Днюху мою отпразднуем. У меня тысяча рублей есть.

ЖЕНЯ. Пойдем.


 

Миша и Женя выходят из лужи и идут по белому снегу. Он хрустит под ногами ледяной коркой. Дворник быстро машет лопатой и пытается взлететь. Пошел двадцать девятый год.


 

КОНЕЦ


 

Декабрь 2015 — март 2018


 

ОТЛИЧНЫЙ ПАРЕНЬ