ПОРНООПТИМИСТЫ

Цикл пьес

 

 

ПОРНООПТИМИСТЫ 

 

Действующие лица:

 

Марфа - 26 лет

Костя - 28 лет

 

МАРФА. Думать о будущем так утомительно, это все время отвлекает меня от мастурбации. Пиздец, я со старших классов столько не дрочила, как на удаленке. А на днях случилось горе - от вируса умер любимый порноактер. Катастрофа - это когда от эпидемий умирают порноактеры. Последнее его видео называлось “кончаю без рук за здоровье Европы”. Я зашла подрочить в его твиттер, а там “рест ин пис”. Он был похож на моего первого парня, такой милый и видно, что добрый. Меня это так поразило, так… одиноко стало и страшно. Будто родной человек умер. Я сейчас даже заплакать могу.

КОСТЯ. Лучше бы ты осталась у меня в Гамбурге.

МАРФА. Ну да, у вас смертность в принципе маленькая. Норм страна для жизни по нашим временам. Ну и ты врач.

КОСТЯ. Надеюсь на май. Откроют - го на Майорку? Будем плавать в море и обниматься. Я плачу, приезжай.

МАРФА. Очень, блядь, сомневаюсь. Я должна была ехать в Шотландию в августе, но чувствую, даже это теперь обломится. Хуй я еще мир посмотрю. Бля, я замудохалась тогда диссер переводить для этого конкурса. Господи, господи, как я хочу, чтобы все получилось! И тогда нахуй Россию, нахуй эту дурацкую школу! Мне прям чуть-чуть… совсем чуть-чуть до другой жизни осталось. У меня диссер про российскую демографию. Ты знаешь, что для того, чтобы поднялась рождаемость, нужно увеличить количество разводов? Или что порно снижает уровень насилия и суицидов? Прямо сейчас, когда многие готовы друг друга переубивать, порно тихо спасает мир.

КОСТЯ. Ок.

МАРФА. Я знаю, что тебе неинтересно. Это никому не интересно. Но я клянусь, если эта херня не закончится, я выйду на улицу и инфицируют добровольно. 

КОСТЯ. Знаешь, я был в Италии и этим дерьмом уже переболел. Было не страшно. 

МАРФА. Ты серьезно?! Зачем ты скрывал?

КОСТЯ. А смысл тебе говорить? 

МАРФА. Чтоб я тебя поддержала!

КОСТЯ. Я самодостаточен.

МАРФА. Как дрочить, так ты сразу ко мне.

КОСТЯ. Просто иногда мне нужно показать дикпик. 

МАРФА. Блин, Кость, я все равно так за тебя рада. 

КОСТЯ. Ты слишком много радуешься.

МАРФА. Не указывай мне, сколько мне радоваться.

КОСТЯ. Хочу твою жопу.

МАРФА. Я уже присылала.

КОСТЯ. Хочу еще.

МАРФА. А ты пришлешь мне за это денег?

КОСТЯ. Можно.

МАРФА. Не надо.

КОСТЯ. Тогда я пришлю тебе хуй.

МАРФА. Костя, хуй не в дефиците.

КОСТЯ. Очень хочу тебя выебать.

МАРФА. А я тебя. Страпоном. Чтобы в тебе хоть что-то человеческое пробудилось. 

КОСТЯ. Фу.

МАРФА. Это говорит человек, который ебал инвалидку.

КОСТЯ. По фоткам она была нормальной.

МАРФА. Да-да, и ты ехал к ней ради секса четыре часа и не смог отказать из жалости.

КОСТЯ. Но я не получил кайфа. Это принципиально. Хотя в конце она заплакала и сказала “спасибо”. Я поржал.

МАРФА. Костя, мы теперь все инвалиды.

КОСТЯ. Мне пох.

МАРФА. Однажды я унижала чувака по скайпу, просто потому что мне было его жалко. Очень красивый мужик, но абсолютно конченный и одинокий, прямо как я. Он хотел, чтобы я избила его по яйцам и давала приказы, но в остальное время он был очень милый интеллектуал. Говорил, что любит меня и не бросит. Он скидывал мне тонны картинок со своими фантазиями, заебал. И такой: Марфа, прости, что я скидываю тебе столько картинок, но мне совсем не с кем поделиться. А я такая: ну если тебе от этого легче… 

КОСТЯ. Как только земля таких ебанатов носит.

МАРФА. Не будь ханжой, у всех свои фетиши. Просто скрывают. Ты знаешь, что существует фетиш даже на автоматические ручки?

КОСТЯ. Где ты, блядь, таких находишь?

МАРФА. Во “Вконтакте”. Я сделала фейк и вступила во все извращенские группы в надежде найти нормального парня. Потому что достало. Все одинаковые тупые нарциссы. А этот меня ценил и смотрел лекции, которые я скидывала. Говорил, что я умная и красивая. Мне нравилось все, кроме необходимости заставлять его бить себя по яйцам. Но ты знаешь, я, кажется, поняла эту первертивную логику. Мысль о невозможности обретения истинной близости заставляет искать косвенные пути. Как попытка преодолеть онемение, чувствовать по-настоящему. Ну смотри, все эти боллбастинги, унижения, пояса верности, экстримальный секс - это модель сильной драматичной любви. И вот этот милый парень - он ведь не верил, что его можно любить как-то иначе.

КОСТЯ. У меня закипел мозг. Но я продолжаю слушать и дрочить.

МАРФА. Как это мило. Не кончай.

КОСТЯ. Ок. Приезжай ко мне в Гамбург.

МАРФА. Костя, я не смогу тебя полюбить.

КОСТЯ. Это неважно. Я и не требую.

МАРФА. Важно. Ты хочешь купить любовь, но так не работает.

КОСТЯ. Работает. Ты полюбишь.

МАРФА. Нет.

КОСТЯ. Почему? Потому что я толстый? Я уже неделю не жру.

МАРФА. Нет, потому что мы уже пробовали. И любовь сложнее.

КОСТЯ. Тебе не надо сильно стараться. Я работаю сто двадцать часов в неделю, ты меня видеть не будешь. Мне нужно сделать в жизни комфорт. И для этого мне не хватает только девчонки. 

МАРФА. Если бы все было так просто, то ты не писал бы по пьяни, как тебе хуево.

КОСТЯ. Просто приезжай и не думай.

МАРФА. Хорошо, если эпидемия закончится, я приеду к тебе в Гамбург.

КОСТЯ. Можешь жить сколько хочешь. Увольняйся из школы. У меня все есть. 

МАРФА. Посмотрим.

КОСТЯ. Я так и не понял, почему ты тогда не поехала ко мне домой. Какая-то странная маза.

МАРФА. Ну, начнем с того, что при первой встрече ты стал рассказывать, что носишь с собой морфий.

КОСТЯ. Мне показалось, что это смешно.

МАРФА. А потом ты сказал, что убил несколько человек в реанимации.

КОСТЯ. Они все равно бы умерли. Но мне от этого не по себе.

МАРФА. И потом ты два часа рассказывал про свою больницу и вел себя, как робот-маньяк. А когда я пыталась рассказать про что-то другое, в частности про свою жизнь, ты перебивал и снова говорил про больницу.

КОСТЯ. Марфа, я не понимаю эмоции людей. И часто даже свои. Но это не значит, что ты меня не интересуешь.

МАРФА. Так, ладно, давай просто подрочим и ляжем спать.

КОСТЯ. Мысленно обнимаю.

МАРФА. Рано. Сперва надо кончить. Ты же хочешь кончить?

КОСТЯ. Хочу кончить, разговаривая с тобой.

МАРФА. Хорошо, сделаем. Как давно ты кончал?

КОСТЯ. Пять дней назад. 

МАРФА. Долго. 

КОСТЯ. Я хранил для тебя. 

МАРФА. Ты мой сладкий.

КОСТЯ. Можно еще твое фото жопки?

МАРФА. Хватит. Мне лень.

КОСТЯ. Тогда можно я включу порно и представлю, что это ты?

МАРФА. Только давай быстро.

КОСТЯ. Я ищу.

МАРФА. Ну ты скоро?

КОСТЯ. Погоди, я ищу подходящее.

МАРФА. Сейчас доиграешься и будешь еще пять дней терпеть.

КОСТЯ. Прости, пожалуйста.

МАРФА. Ладно, ща пойду сфоткаюсь.

КОСТЯ. Не надо. Я нашел.

МАРФА. Отлично.

КОСТЯ. Ты не поняла. Я нашел видео. С тобой.

МАРФА. Хватит злых шуток.

КОСТЯ. Это не шутка. Смотри.

МАРФА. Молчание.

КОСТЯ. Молчание.

МАРФА. Молчание.

КОСТЯ. Сорок тысяч просмотров.

МАРФА. Пиздец. 

КОСТЯ. Не переживай.

МАРФА. “Учительница преподает секс по скайпу”. 

КОСТЯ. Это месть.

МАРФА. Я ему верила. Он поклялся. Что все между нами. 

КОСТЯ. Что ты ему сделала?

МАРФА. Ничего.

КОСТЯ. Что ты ему сделала?

МАРФА. Ничего. Я просто общалась, а потом удалила аккаунт. Потому что он заебал.

КОСТЯ. Он принял всерьез.

МАРФА. Но это была игра.

КОСТЯ. Ты его предала.

МАРФА. Как удалить?

КОСТЯ. Не старайся. Наверняка его перезалили на сторонние сайты. Есть версия, что почти на каждого сейчас есть порно-компромат в открытом доступе. Что сервисы сами сливают куда-то. Потому что все дрочат, как не в себя.

МАРФА. Костя, я сейчас умру от стыда.

КОСТЯ. Можно мне кончить? Я на грани. 

МАРФА. А потом это видео посмотрели  родители школьников и Марфу уволили. А потом и завуча школы, и директора школы, и министра образования, и даже Германа Грефа - он мастурбировал по вацапу, щелкая по гениталиям автоматической ручкой с логотипом “Сбербанка”. Но через три месяца карантина домашних видео настолько много утекло в сеть, что из-за увольнений работать стало решительно некому. Не утекло только видео президента, потому что в последний раз он занимался сексом или мастурбировал еще до появления мобильных видеокамер.

КОСТЯ. Через суд Марфа добилась восстановления в должности. И потом всех стали принимать обратно, но уже в новый, дивный мир изоляции. Чтобы не умереть с голоду, известные футболисты стали вэбкам-моделями. Порно заняло десять процентов от нового объема мирового ВВП, а Россия лидировала в производстве автоматических ручек с логотипом “Сбербанка”.

МАРФА. Когда карантин окончательно сняли, мир обнимался, казалось бы, вечно. Он обнимался крыльями самолетов и бегущими навстречу друг другу волнами страстных жарких туристов. Люди так соскучились друг по другу, что перестали смотреть порно, а если смотрели, то смеялись.

КОСТЯ. Но ко мне она так и не приехала.

 


 

КАПИТАН РОССИЯ

 

 

Действующие лица:

 

Айвис - 15 лет

Гриша - 15 лет

Капитан Россия - бессмертен

 

ГРИША. Ты точно заразился?

АЙВИС. Точно. У меня уже симптомы. Запахи пропали и дышать тяжело.

ГРИША. Лоб вроде холодный.

АЙВИС. Так кажется, потому что мы замерзли.

ГРИША. Лучше б мы к тебе пошли, а не в лес.

АЙВИС. В городе нас заметят. 

ГРИША. Блин, холодно.

АЙВИС. Так надо. Чтобы когда вирус проникнет, ему было в тебе хорошо. Что с глазом?

ГРИША. Снова.

АЙВИС. Батя?

ГРИША. Нет, блин, домовой. Без работы ему нельзя, он бухать начинает. Теперь у меня минус пять на этот глаз. Я хочу его убить. По-другому от него не избавиться.

АЙВИС. Можно прирезать у мусорки, когда он пойдет выносить. Свидетелей не будет - все по домам сидят. Я готов. 

ГРИША. Я же шучу.

АЙВИС. А я нет. Он должен ответить.

ГРИША. Я тоже так рассудил, когда он на мать полез. Но он меня ушатал. Ну в принципе норм, в прошлый раз было хуже - руку сломал. Когда я вот так рукой дергаю, это чтобы воздух из кости вышел. 

АЙВИС. Ты хотя бы попытался.

ГРИША. Жесть этот карантин, конечно. С кем остался - тот тебя и прикончит. 

АЙВИС. Я остался один. 

ГРИША. Она не вернулась?

АЙВИС. Она и не планировала. Ей норм в Крыму. Но прислала денег.

ГРИША. Много?

АЙВИС. Пять тыщ на месяц. 

ГРИША. Блин, мне казалось так клево жить одному. Зовешь кого хочешь, заводишь любимых зверей. Ты бы хотел жить со мной?

АЙВИС. Да, но мы умрем с голоду на пять тысяч. 

ГРИША. Я буду грабить ларьки.

АЙВИС. Еееее. Уже прокатит.

ГРИША. А нас точно вместе в инфекционку положат?

АЙВИС. Точно. Мы с одного района. И, вероятно, нас привезут в один день, а значит в одну палату или рядом. И хавка будет. Очень хочу есть.

ГРИША. Збс.

АЙВИС. Скажи еще раз “збс”.

ГРИША. Збс.

АЙВИС. Скажи “бобр”.

ГРИША. Бобр.

АЙВИС. Гриша, какое твое любимое животное?

ГРИША. Бобр-бобр.

АЙВИС. Прикольно.

ГРИША. Вот что прикольно.

АЙВИС. Зубы.

ГРИША. Прости. 

АЙВИС. Еще.

ГРИША. Ок.

АЙВИС. Ты бухал что ли?

ГРИША. Немного. Для смелости.

АЙВИС. Нельзя, водка вирусы убивает.

ГРИША. Нихуя.

АЙВИС. Спорим? Давай загуглим. А, черт, я телефон оставил. Дай телефон?

ГРИША. Я не взял, по ним копы местоположение вычисляют.

АЙВИС. Я в это не верю.

ГРИША. Айвис, ты прям сто процентов заразился?

АЙВИС. Да да! Я соседкину ручку дверную облизал, когда ее на скорой увозили. И теперь на языке прыщ. 

ГРИША. Дай посмотрю.

АЙВИС. А что, если я раньше тебя умру?

ГРИША. Не говори так.

АЙВИС. Ну просто. Я умру, а ты останешься. Что ты будешь делать?

ГРИША. Я буду плакать.

АЙВИС. Ну а вообще по жизни?

ГРИША. Завязывай. Мы будем жить заебато. Поступим в вышку. Главное сейчас продержаться. Или получим гринкард и уедем от всего в штаты. А если нет, то в Казахстан. Конечно, лучше Техас или Аризона, но мало ли. 

АЙВИС. Куда мы поедем? Границы закрыты.

ГРИША. Но ведь не навсегда.

АЙВИС. Ну хз.

ГРИША. Не боись, тьма рассеется и мы будем свободны. Знаешь, в Казахстане есть каньон типа Гранд Каньона, только ближе и билет косарь. Такие штаты на минималках. И построим дом. Сами. Деревянный, с верандой, как в “Гравити Фоллс”. Я буду сидеть на ней с ружьем и стрелять по зомби.

АЙВИС. А я буду пить вискарь и писать книгут про анархизм.

ГРИША. Пиздец мы мечтатели.

АЙВИС. Ну, это бесплатно.

ГРИША. Еще хочу открыть магазин чудес, как у Стэна. И заведем оленя.

АЙВИС. Типа на стену повесить?

ГРИША. Не, живого. Люблю оленей. Тебя, например.

АЙВИС. Пидор.

ГРИША. Все заебись будет. 

АЙВИС. В США реальная тема, если страну откроют, там как раз все вымрут к лету. Это Россия пока тормозит. Мне брат говорил, что вирус придумали анархисты, чтобы убить мировые правительства. Быстрее бы брат приехал. Мы поедем в Финляндию.

ГРИША. Отдыхать?

АЙВИС. Не, контрабандой заниматься.

ГРИША. Шутишь типа?

АЙВИС. Он провозит оружие. В основном хлопушки, не боевое. Покрывает сусальным золотом и продает коллекционерам. Но вообще-то он экстремист. 

ГРИША. Я тебе не верю.

АЙВИС. Серьезно, его в новостях показывали! Когда была вся эта тема с Украиной, он звонит мне и говорит: Айвис, включи новости. Я включаю, а там мой брат и три гранаты в квартире. Я говорю: еблан, тебя мамка заругает! Она у нас злая пипец.

ГРИША. Будь осторожен, я не хочу, чтобы про тебя писала “Медуза”.

АЙВИС. Не сдаст же меня родной брат? 

ГРИША. Ну вот меня родной батя пиздит. И у нас дома тоже нечего жрать. Но всем пох. Я так надеялся на этого чувака из Коммунарки, который Путину руку жал. А мог в лицо плюнуть, наверное. Чтобы уж точно. Но, наверное, не решился. Айвис, я от холода пальцы уже не чувствую. Может, домой пойдем?

АЙВИС. Терпи. Ты ведь хочешь уехать от бати.

ГРИША. Ты помнишь, как выйти отсюда?

АЙВИС. Примерно.

ГРИША. Я тоже. Примерно.

АЙВИС. Как-то быстро стемнело.

ГРИША. Айвис? А почему ты Айвис?

АЙВИС. Не знаю, не я так решил.

ГРИША. Прикольное имя, мне понравилось. Эльфийское.

АЙВИС. Латышское. В честь отца. Но отца я не знаю.

ГРИША. Я, кстати, в Риге родился. Но вырос в Сибири. Так что считаю, что я сибиряк. У меня сильный характер и я любую хуйню переживу. Мне все похуй, я по жизни везунчик. Так что не бойся, со мной ничего не страшно.

АЙВИС. Да мне и не страшно.

ГРИША. Страшно. Я вижу, как ты смотришь.

АЙВИС. Куда?

ГРИША. По сторонам.

АЙВИС. Я просто смотрю.

ГРИША. Ты не знаешь, как отсюда выйти.

АЙВИС. Если честно, то нет. Прости.

ГРИША. Я понял.

АЙВИС. Я раньше тут не был. Но мы не долго от города шли. Сколько мы шли? Полчаса?

ГРИША. Час где-то.

АЙВИС. Мне кажется, полчаса.

ГРИША. Ну хз.

АЙВИС. Не боись.

ГРИША. Нет, ты серьезно? Ты не знаешь, куда идти?

АЙВИС. Я же сказал.

ГРИША. То есть серьезно?!

АЙВИС. Может, костер разведем? 

ГРИША. Нет у меня спичек. Пиздец. До меня только сейчас дошло, что это значит.

АЙВИС. Прости, я не думал. 

ГРИША. Что ты не думал?

АЙВИС. Блин, я не знал, что в лесу заблудиться так просто! Я не… я не сбегал раньше в лес! И не болел смертельным вирусом! И я не… я не знаю, как правильно.

ГРИША. Помогите! Эй! Помогите!!!

АЙВИС. Какой смысл? Все по домам сидят.

ГРИША. А такой, что за ночь ты замерзнешь насмерть.

АЙВИС. Помогите! Помогите!

ГРИША. Помогите, мы здесь!! 

АЙВИС. Гриша, прости, пожалуйста. Прости меня, пожалуйста.

ГРИША. Хелп!! Хуй! Навальный!

КАПИТАН. Это ты мне сказал?

ГРИША. Э… кто ты?

КАПИТАН. Я - Капитан Россия. Я собираю валежник и охраняю родные просторы.

АЙВИС. Мужик, выведи нас отсюда, пожалуйста! 

КАПИТАН. Дорогие друзья! Наша страна переживает трудные времена. Нам всем сейчас очень непросто. Хотел бы искренне поблагодарить вас всех, без исключения...

ГРИША. Круто! Куда идти?

КАПИТАН. Естественно, встает вопрос, что делать дальше, какие будут наши решения. Принимая их, нам надо понимать, что угроза сохраняется...

ГРИША. Ну!!

КАПИТАН. В связи с этим вам будут предоставлены дополнительные полномочия. До конца текущей недели вы должны будете определить конкретный набор мер, оптимальный именно для вас.

АЙВИС. Неделя? Мы замерзаем сейчас!

КАПИТАН. Повторю, вы сами принимаете решение, как вам жить. Главный критерий - защищенность, здоровье и безопасность граждан России. 

ГРИША. Куда бежать?!

КАПИТАН. Почему я должен думать за вас? Идите, куда хотите. А я пошел дальше собирать валежник. Будьте здоровы.

АЙВИС. А ну стой! Ну пиздец ты, мужик, гандон! 

ГРИША. Вот и все.

АЙВИС. Все.

ГРИША. Может, подождем до утра? А там видно будет. Это же не будет длиться… вечно.

АЙВИС. Не знаю.

ГРИША. Я тоже.

АЙВИС. Ты меня ненавидишь?

ГРИША. Блин, успокойся. Я тоже протупил. 

АЙВИС. Если я умру первым, можешь меня съесть.

ГРИША. Опять начинаешь?

АЙВИС. А как мне еще извиниться? Только меня надолго не хватит, я дрищ. Подхожу к озеру - утки хлеб предлагают.

ГРИША. Пошли туда.

АЙВИС. Ты уверен?

ГРИША. Нет. Но надо идти. Согреемся.

АЙВИС. А вдруг мы еще больше заблудимся?

ГРИША. Может. А, может, спасемся. Ну? Ты со мной?

АЙВИС. С тобой.

ГРИША. Идем. Только это… возьми меня за руку.

АЙВИС. Ну не, мне стремно.

ГРИША. Нас никто не видит.

АЙВИС. Это по-пидорски типа.

ГРИША. Возьми и не бойся. И представь, что мы в штатах. И мы можем. И ничего за это не будет. Вдруг, в последний раз? Ну?

АЙВИС. Окей.

ГРИША. Чувствуешь?

АЙВИС. Прикольно.

ГРИША. Это чувство свободы.

АЙВИС. Страшно. 

ГРИША. Но прикольно.

АЙВИС. Ага. А что, если мы мужика того встретим?

ГРИША. Отпиздим.

АЙВИС. Плюсую.

ГРИША. Под утро мы заебались и уснули. У Айвиса был жар и он сильно потел, мне от него было тепло. А потом нас нашли грибники из поселка.

АЙВИС. Гриша вернулся домой, и пока отец спал, врезал ему гантелей. Батю увезли в больницу, а Грише стало нормально. Меня тоже увезли в больницу, оказалось, что у меня ангина.

ГРИША. Когда Айвиса выписали, он стал жить у нас. Мама сказала, что Айвис хороший, а папа нет, и что лучше так, чем разнополая ненависть. Она подала заявление в ментовку и папу выселили из квартиры. 

АЙВИС. Нам весело, мы ржом и завели кота. Его зовут Пидор. А еще мы смотрим мультики.

 

 

 

ФРИДА

 

 

Действующие лица:

 

Дед Сережа - 75 лет

Баба Маша - 76 лет

Рита - 13 лет

 

РИТА. Каждый день после обеда бабушка и дедушка играют в дурака и смотрят “Слепую” по “ТВ-3”. Каждый раз, когда дедушке выпадает дама пик, он кричит.

ДЕД. Эх, сука с Бузулука!

РИТА. Смысл этой фразы остается неясен. 

БАБУШКА. Как ты мне надоел.

РИТА. Каждый раз, когда дедушка выигрывает, бабушка его пинает, а он терпит. 

БАБУША. Сережа! Сережа, мы где?

РИТА. У бабушки Альцгеймер, и каждый раз, когда я включаю стиральную машину, она думает, что мы едем в поезде.

БАБУШКА. Куда мы едем? Куда едем?

ДЕД. Как куда? В Одессу.

БАБУШКА. А-а-а.

РИТА. Когда машинка останавливается, бабушка думает, что мы приехали.

БАБУШКА. Это мы где теперь?

ДЕД. Маш, ты с краю упала? Бузулук.

БАБУШКА. Бузулук?! Так это, значит, рыбу надо купить! В дорогу-то. Пойду схожу.

ДЕД. Маш! 

РИТА. Так бабушка ушла на три дня.

ДЕД. Ну и хер с тобой.

РИТА. Не матерись.

ДЕД. Хер не мат, хер - буква древнерусского алфавита. Знаешь?

РИТА. Мне все равно.

ДЕД. Ритка, дай “Чокопай”.

РИТА. Нет.

ДЕД. Ну Ритка.

РИТА. Ты уже съел мой “Орео”.

ДЕД. Ну хочешь, новый тебе куплю?

РИТА. Не купишь, вам нельзя из дома выходить. И у тебя нет ноги.

ДЕД. Я в это не верю. Это все эти… китаезы придумали, чтобы вакцины продавать. Хер им я эту гадость буду колоть. 

РИТА. Ну тогда ты умрешь.

ДЕД. Тоже мне новость. Ну так че, дашь “Чокопай”?

РИТА. Почему я, еврейка, должна с тобой делиться?

ДЕД. Обижаешь.

РИТА. Нет. Просто он последний. И мама сказала, что тебе нельзя давать сладкое. 

ДЕД. Ну Рит…

РИТА. Не называй меня так. Я теперь Руфь. Я сто раз говорила.

ДЕД. Что одна больная, что вторая. 

РИТА. Сам больной.

ДЕД. Да какая ты еврейка? Седьмая вода на киселе. Ты по отцу, так не считается у евреев.

РИТА. Считается. И “Чокопай” я тебе не дам, мне и так горько живется. И вообще я читаю Тору. Тебе не понять, мы из разных народов.

ДЕД. Сперва одна сука кровь пила, теперь другая.

РИТА. В отличие от бабушки, дед Сережа все прекрасно помнит. Даже слишком.

ДЕД. Если дашь, я тебя на мотоцикле покатаю.

РИТА. Не покатаешь, ты ходить больше не можешь, сколько раз напоминать?

ДЕД. А помнишь, как мы катались?

РИТА. Ты сто раз вспоминал. 

ДЕД. Зануда. Слушай, раз ты такая умная, вот это правда или нет: “Разогревающая мазь на основе перца чили улучшает кровоток и возвращает мужскую силу”. Че, обман, думаешь?

РИТА. Дедушка, ну ты же не мажешь голову, чтобы стать умнее.

ДЕД. Верно. Вот ты умная!

РИТА. Все евреи умные.

ДЕД. Не еврейка ты, а хохлушка.

РИТА. А ты не герой-любовник! Тебе надо думать о вечном. 

ДЕД. Вечном… я и так думаю. А пожить не успел.

РИТА. Мне бабушка рассказывала, как ты с матросами развлекался. И вообще мне плохо. Я хочу на улицу, а не с вами на карантине. У меня даже нет комнаты. Я тут, как в ссылке, как в этом… в концлагере. Нет, сразу в морге. Каждый день одно и то же. Почему нельзя было сиделку нанять? 

ДЕД. Ну и иди в город.

РИТА. Ну и пойду.

ДЕД. Иди, кому ты нужна?

РИТА. Пойду и принесу коронавирус! Специально для тебя!

ДЕД. Не ты одна хочешь, чтобы дед поскорее сдох.

РИТА. Нет, я хочу, чтобы тебя отдали в дом престарелых. И мне не пришлось вам готовить и стирать. Для тебя там все сделали, зачем ты здесь? Тебя даже бабушка ненавидит.

ДЕД. Сдохну скоро. Не переживай. Один, как собака.

РИТА. Дедушка, ты обиделся? Деда, прости, прости, я не хотела. Хочешь, я тебя обниму? Деда?

ДЕД. Не разговаривай со мной.

РИТА. Ну деда. Прости, деда, ты хороший. Я не знаю, почему я такая злая, мне на мозги что-то давит. Ты веселый, ты умный, ты… А ну отдай “Чокопай”!

ДЕД. Проворонила.

РИТА. Ты!

ДЕД. Хе-хе-хе.

РИТА. Злыдень.

ДЕД. Ритка, вот ты если жалуешься, что тебе скучно, ты достань из-под кровати коробку.

РИТА. Что там?

ДЕД. Ну ты достань.

РИТА. Ой, там опять какой-нибудь столетний альбом будет.

ДЕД. Да на хер эти альбомы. Доставай.

РИТА. Ну ладно. Блин, тут пыльно, у меня аллергия. Блин… если там не коробка “Чокопая”, я не… Э-э-э… Дед? А это че?

ДЕД. Ты разверни.

РИТА. Это… фу, это женщина!

ДЕД. Страшная, да?

РИТА. Она Франкенштейн!

ДЕД. Не называй ее так. Она ранимая. 

РИТА. Господи, ты же дед, зачем она тебе?

ДЕД. Как зачем? Чтобы на мотоцикле катать. Не эту же… ебанутую.

РИТА. Не называй так бабушку!

ДЕД. Да она всегда такой была! Прицепилась, как клещ энцифалитный. Всю жизнь лечусь от нее. Слушай, там под кроватью насос электрический. Ты ей вставь просто и нажми на кнопку, он сам надует.

РИТА. Какое-то извращение. Хм, а надутая она ничего. Даже неплохо.

ДЕД. Думаешь?

РИТА. Она прикольная. У нее глаза такие и рот, будто она немного не в себе. Причесать, накрасить, исправить прикус… Миссис… Надо дать ей имя. Стейси? Иоланда? Пэйдж?

ДЕД. Может, Зина?

РИТА. Нет, это скучно. Может, Фрида? 

ДЕД. Это че за имя?

РИТА. Еврейское. Означает “спокойная”.

ДЕД. Фрида… красиво.

РИТА. Фрида, ты милая, но выглядишь, как проститутка. Надо тебя одеть. Во что ее одеть? Подожди. Вот! Ей пойдет мой топик со стразами.

ДЕД. Может, штаны на нее найдем?

РИТА. Думаешь? Ей нужно юбку. Я сошью ей длинную юбку, чтобы подчеркнуть достоинства и скрыть отсутствие ног. 

ДЕД. Я помогу, у нас тюль где-то была.

РИТА. Отлично! Надо ее причесать. Фрида, какую ты хочешь прическу? 

ДЕД. Причеши, как Мерилин Монро.

РИТА. Ты хочешь?

ДЕД. Да.

РИТА. Окей.

ДЕД. И накрась, чтобы была похожа на Пугачеву.

РИТА. Так пойдет?

ДЕД. Секси-шмекси.

РИТА. А теперь фотосет! Фрида, садись к деду на колени. Да, вот так. 

ДЕД. Прошу вас, сударыня.

РИТА. Вы отлично смотритесь вместе. А теперь селфи. Фрида, смотри в объектив. По-моему, ты понравилась деду...

ДЕД. Да-а-а….

РИТА. Надо устроить чаепитие. Дед, бери кружку. И вы, Фрида. Вы знаете, Фрида, мы с дедушкой очень любим быструю езду. Вы когда-нибудь катались на мотоцикле? Ясно, значит, мы вас покатаем. А потом я заберу вас к себе в гости.

ДЕД. Эй, она моя!

РИТА. Я тоже хочу с ней играть!

ДЕД. Мне она нужнее!

РИТА. Знаю я, что ты собрался с ней делать. Но ничего не выйдет. Фрида, с кем ты хочешь остаться - со мной или дедом? 

ДЕД. Со мной!

РИТА. Она говорит, что со мной!

ДЕД. Брешет! 

РИТА. Ладно. Фрида, вы взрослые люди, сами разберитесь. Но, как подруга, я на твоей стороне.

ДЕД. А еще мы можем съездить на речку.

РИТА. Точно! И я буду плавать на Фриде и загорать!

ДЕД. А я рыбачить и жарить рыбу на костре, а вас угощать. И тебя, и Фриду.

РИТА. И мне не придется стирать и готовить?

ДЕД. Ну да, я же взрослый.

РИТА. Ура, я поживу, как тинейджер! А потом… слушай! Мы будем собирать грибы и спать под звездами. Как прошлым летом. Все вместе!

ДЕД. Вместе? Ты же меня ненавидишь.

РИТА. Ай, точно, я забыла. Но это в прошлом. Давай посмотрим кино! Стой, а где бабушка?

ДЕД. За рыбой пошла. 

РИТА. За какой рыбой? Я думала, она в туалете!

ДЕД. Да как всегда пошатается и придет.

РИТА. Мне мать голову оторвет. Надо ее найти! Я ей позвоню!

ДЕД. А я пообщаюсь с дамой.

РИТА. Бабушку схватила полиция и три дня продержала в участке до установления личности. Ее привезли в автозаке по месту прописки к маме. Бабушка не захотела возвращаться к деду и стала жить с мамой - она считает, что это он сдал ее полиции. А мы живем с Фридой. Мы загораем на балконе и пьем чай, а он ее обнимает. Он стал очень ответственным с ее появлением, прямо не бесит. Фрида выглядит счастливой. Наверное, ей было страшно под кроватью в коробке, но теперь ей хорошо и у нее даже разгладились морщины.

 

КОНЕЦ