ПРОЛОГ

ВИТЯ. Как Света? Ты с ней встретился вчера?

АСЛАН. Вот. (Протягивает телефон с открытым чатом СМС).Сам посмотри.

ВИТЯ. Судя по переписке, вы не встретились.

АСЛАН. Бля, это хуйня

ВИТЯ. Мне всегда было интересно: ты хотел бы свалить из Осетии?

АСЛАН. В смысле?!

ВИТЯ. Допустим, тебе предложили уехать. Навсегда. Ты не можешь приехать, разве что на пару дней. Согласился бы?

АСЛАН. Бля, да. Я б уехал в Америку тренироваться. Там можно заработать. Там есть спорт.

ВИТЯ. Зачем тебе все это? Разве, ты видишь себя в спорте? Ты не хочешь зарабатывать другим путем?

АСЛАН. Ты чё? Нахуй мене это! У меня башка не варит.

ВИТЯ. А как же физический труд?

АСЛАН. Да ну его нахуй. Лучше я по ебалу буду получать. Бля, Витя, мы с Максом такую телку видели…У нее такая срака! Я б ей вдул

 

Витя молчит.

 

ВИТЯ. Скажи мне, за что ты дерешься?

АСЛАН. В смысле?

ВИТЯ. Для чего ты выходишь в ринг? Зачем тебе всё это?

АСЛАН. Ну чтобы… Бля… Разъебать, Мне нравится пиздиться

ВИТЯ. Ты дерешься ради интереса, чтобы проверить свои силы! Если тебе это все надоест?

АСЛАН. Тогда я пойду по профам.

 

Тишина. Аслан сидит, поджав ноги под лавочку

 

ВИТЯ. В чем правда?

АСЛАН. Бля, ну... ээээээ…. В том, чтобы не обманывать…

ВИТЯ. В чем тогда сила? Только не цитируй, свое мнение мне скажи.

АСЛАН. Сила в правде!

ВИТЯ. Я же просил не цитировать!

АСЛАН. Бля, ну так и есть. Ты тогда как думаешь?

ВИТЯ. Думаю, сила в простоте, как и красота… Простота притягивает людей, в этом ее красота… А сила… Допусти, идет простой парень, худой, никого не трогает. У тебя, как и у многих на Кавказе, возникнет желание поиздеваться над ним… Не тут то было, выясняется, что он МСМК по боксу, навалял вам всем… Вы его недооценили потому, что он прост.

АСЛАН. Я понял

 

Аслан напряженно думает.

 

ВИТЯ. Вот скажи, ты горд за что-нибудь?

АСЛАН. Бля, не буду же я гордиться, что кормлю собак или бабкам за хлебом хожу.

ВИТЯ. Ну это тоже немало. Ты через силу это делаешь?

АСЛАН. Когда как…

ВИТЯ. Собак тоже через силу?

АСЛАН. О, пиздец. Я собак пиздец как люблю. Кошек, вот, ненавижу. Я один раз в твоем дворе кошку черную увидел, она лежала на бордюре, я подбежал к ней и уебал с ноги.

 

Аслан показывал, как он ударил кошку ногой, по всей видимости, удар пришелся по животу.

 

ВИТЯ. А какая должна быть девушка?

АСЛАН. Порядочная, воспитанная, красивая, добрая, чтобы умела готовить, чтобы умела говорить, умела стирать, убирать…Вроде, все. Бля! Один раз мне брат сказал, что дигорцы мусульмане. Я охуел. Света тоже дигорка. Я ненавижу мусульман. Они жопу рукой подтирают… Потом дядя сказал, что не все, и я обрадовался.

ВИТЯ. Ну ты даешь. Они тоже люди.

АСЛАН. Да пошли они нахуй!

ВИТЯ. Какой же ты олень!

АСЛАН. Я с ней начал мутить в пятом классе. Потом послал ее нахуй. Когда она пошла на легкую, у нее срака охуительной стала, я тогда я с ней начал снова мутить… Один раз я ее домой привел, чтобы выебать… Она села на диван и я ее начал мацать, за жопу держал, как в фильмах…Потом мне пахан пизды дал. Она шлюха, за что мне должно быть стыдно? Мы в садике с Сунджиком ебали через штаны девочек, нам тогда по семь лет было.

 

Пауза.

 

ВИТЯ. Ты когда-нибудь размышлял?

АСЛАН. Ну бывает. Перед тренировкой думаю, как и что бить. Или, когда в хате никого не бывает: что поесть и так далее.

 

АГЪДАУ

БАТИК. У нас самые красивые девушки. Мы самый воспитанный народ. Я рад тому, что я родился на этой земле. И ещё тому, что я христианин. Ты серьёзно не веришь в него? Я даже сейчас не хочу продолжать с тобой говорить. А отношения с такими как ты тем более заводить не стал бы. Мне не нужна такая жена. Ну ома такая вся европейчанка. Но ладно, только из уважения к тому, что ты девушка. Нет, в России не был, но считаю их невоспитанными людьми. Часто наблюдаю за ними в разных социальных сетях. Это непристойно. Я не хотел бы, чтоб в будущем мои дети воспитывались как свиньи.

Мужчина должен быть выше на ступень. Женщина должна во всем повиноваться ему. И беспрекословно слушать. Она должна скромно одеваться, не должна материться. Она должна быть чистой осетинкой. Ну, мужчина должен мочь обеспечить, защитить, указать на ошибки. Изменяют только шлюхи, нет. Надеюсь, что девушки обретут мозги и перестанут одеваться, как путаны. Перестанут курить, пить. Нам нужна здоровая нация. Такой человек без моральных устоев... С ними нельзя водиться. Ты сама куришь? Ты неправильно воспитана. Я бы не разрешил своей дочери красить волосы. Или фотографии с открытым животом и в шортах-трусах фотки выкладывать, тем более ты осетинка.


 

Ты можешь быть честен со мной? Я же вижу, что это слишком правильное лицо стереотипного осетина-твоя маска. Это маска, я вижу это. Ты не такой внутри.


 

БАТИК. А какой я внутри?

ОЛЕГ. Один раз я на спор в трусах по школе пробежал. Ну знаешь, если в России это дико, тем более в Осетии, то в Испании я это с таким кайфом сделал. А вот сейчас приехал домой и стыдно за это стало. Ну вот как я, мужик уже взрослый, по школе пробежал со своим богатством обтянутым. Знаешь, тут в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Если я дома нахожусь, то я должен соблюдать некую мораль, допустимую в наших краях. Не, не, не, тут есть такая грань - адекватно и маразм. Вот главное эту грань не переступить. А за пределами делай грязь. Если честно, то после свободных и крутых испанцев наши люди мне кажутся серыми мышками в клетке. У нас тут люди скованны, реально скованны. Хер знает, я ещё сам не основался тут. Знаешь, вот ты же была в Испании и можешь сравнить. Тебе никогда не казалось, что осетины схожи с ними? Бляяяяяяя, это такой треш. Мне часто казалось, будто я в Осетии , только в более свободной от всех стереотипов. Ну знаешь, там нет такого, что это плохо, а это хорошо, и даже если тебе не нравится это, то ты должен это сделать, потому что это хорошо. Хуета какая-то, люди должны жить себе в удовольствие. Да, должны быть рамки, но у нас они мнимые. У нас люди больше показуху устраивают со своим воспитанием.

СОСЛАН. Вот я считаю, осетинский мужчина, если говорить так, то он ничем не должен отличаться от обычного мужчины. Он должен быть честным, добрым, мужественным, мужественность, да, это придет с добротой. Понимаешь человек не должен быть таким хилым, понимаешь, слабым. Физически не так важно, главное, чтобы внутренне он был сильным. А женщины.. Раньше я думал, что она должна быть вот скромницей, а теперь я понял, что девочке должно быть немного все равно, чтоб чувствовать себя свободно, но не переходить рамки, не барщить. Хиштарта - это они постоянно говорят, типа: воот, девочки стали такими... Но у меня другое мнение.

ИЛОНА. Я жила в Барселоне какое-то время, я ездила много раз в Москву. И я вижу, что здесь у людей нету свободы. Внутренне они зажаты, они делают то, что диктует им общество. Они боятся быть собой в одежде, в стилистике, они боятся быть собой. Это постоянно так-то, что вот это вот понятие «агъдау», оно их придерживает в каких-то рамках. Я против того, чтобы это все приписывали к слову «агъдау». Это просто воспитание, общепринятые нормы ,которые каждый человек не должен переступать, но быть собой человек бояться не должен. Меня здесь тоже сковывает, я чувствую, что у меня здесь нет свободы и я не могу здесь в полной мере быть собой. Вот, допустим, в МСК или Барселоне я была свободна. Там люди другие. Сами люди к этому располагают. Они свободны. Самое главное, мне кажется, что есть в человеке - это свобода внутренняя, мне кажется. Это главное качество, которое должно быть в человеке. Свобода не в плане вести себя развязно. Быть собой. Свобода, переплетенная с воспитанием. Мне кажется, женщина должна быть импульсивной. Потому что она кавказская женщина. А мужчина должен быть сдержанным, терпимым, то есть такой контраст .

МАРАТ. Я хоть и не замкнутый человек, но обожаю быть один, порой даже в компании людей я обманываю и грю, тип, мне плохо, а после сливаюсь и другой дорогой иду домой, чтоб меня не уличили, так сказать, во лжи. Просто по сути вижу много людей, которые страдают от других людей. Причём это в тяжелой форме проявляется. А я сам по себе восприимчивый человек, через себя все пропускаю. Да что уж тут сказать, я однажды над мелодрамой заплакал в кино. Вот представь, да? Такой амбал двухметровый, как я, способен заплакать над фильмом. А «Хатико» я вообще боюсь смотреть из-за того, что заплакать могу. Не свойственно это кавказцу. Ну, мужчина не должен напоказ выставлять свои эмоции. На то он и мужчина. Мы сдержанны должны быть в этом плане. Это женщинам разрешается открыто плакать, выражать недовольство и так далее, а нам нельзя, мы должны быть сильней вас.


 

А не лучше ли быть собой?


 

МАРАТ. Ну я от себя и не ухожу, я просто хочу быть лучше, чем я есть. Всегда все смотрят на оболочку, всем все равно на эту глубину, или как ты ее зовёшь. Возможно я и посмотрю на ее внутренние качества, но если она будет образованна, красива, чистоплотна, то как она может быть плохим человеком?


 

ЛЮБОВЬ

БАТИК. Нет, я любил до неё, но с ней было большее. И это большее меня оттолкнуло от нее. Ты не стесняешься такие вопросы задавать? Нет, мы не спали, я бы не тронул ее до свадьбы. Я порой не мог ничего с собой поделать, я жутко желал ее, мне хотелось просто взять и все. Да, но мне стыдно за это. Она это знала. Она мне сама предложила ночь провести. Я офигел. Я был разочарован. мне не нужна такая девушка, которая не может держать себя в узде.

Мы познакомились на дне города. Я наступил ей на ногу и дальше по сценарию, я нашел ее через кого-то, мы ходили гулять, после я предложил ей встречаться, она согласилась. Она была очень послушной. Никогда не было такого, чтоб она меня ослушалась, но у нее был недостаток - до меня у нее был парень, и она целовалась с ним. До спальни не доходило, но целовались точно. Она сама призналась. Я долгое время не мог это переварить. Мне было мерзко. Но я переступил через себя и простил ее за это. Мы встречались два года. Я безумно ее любил, мне даже думать не хотелось о других. Для меня реально все умерли. Мы на каждый праздник дарили друг другу подарки, которые делали своими руками. Но вскоре я узнал, что ей пишет один тип с нашей школы. Нашел его, поговорил с ним. Потом с ней. Взял у нее данные от всех страниц и следил за всем, что ей пишут. Вскоре запретил переписываться со всеми мальчиками, потому что меня это злило. Я сам по себе жутко ревнив. Сейчас понимаю, что это сумасшествие было, но тогда я разорвать в клочья каждого был готов, кто просто дэзэ попросить написал. Хотя и сейчас, думаю, также сделал бы. Еще через время я узнал, что они встречаются с тем пацаном, я его разорвать готов был. Звонил, назначал встречу. А она перестала отвечать. Просто отвечать перестала. Хоть бы написала о том, что все кончено, а тут просто без вестей. В итоге я вывел ее на разговор, она сказала, что все, не любит. Я ничего не сказал, просто попрощался. Не стал больше названивать тому пацану, а просто сделал вид, что забил. На самом деле было невыносимо больно. Вообще первая любовь вроде счастливая бывает, но у меня как-то через пятую точку она пошла. Я год приходил в себя, целый год. Даже похудел на 16 кг. Но сейчас все в норме.

АРИНА. Нуу, я тогда ему доверилась, а он... Он рассказал всем про ту, ну, блин, мне стыдно говорить, но я тебе верю, правда верю, но бли... бля, ладно. Мы сидели за школой, очень долго целовались, и в какой-то момент я поняла, что не могу сопротивляться своему желанию, и случилось то, что случилось. Я пришла домой, скупалась, но долго не могла уснуть, потому что мне было дико страшно, я думала, что моя жизнь оборвалась. Посещали мысли о том, что я замуж теперь никогда не выйду. Ну, ты ж знаешь какие у нас мальчики. Я проснулась на утро, пришла в школу, вроде ниче такого, никто не знает. Все было как обычно и ээээээ... его друзья. Я боялась встречи с ними. Потому что по их взгляду я бы поняла, знают ли они. А мне было страшно знать правду. Прошла неделя и ко мне подошла Ира и спросила, блин, ну, спросила, спали ли мы. Сказала, что слухи ходят. Это пиздец был, у меня будто жизнь в момент оборвалась. Я отключилась в моменте и не понимала, что происходит. Я не хотела верить в то, что он распиздел об этом всем. Меня посещали мысли о самоубийстве. Мне было так плохо, Илона, так плохо. Серьёзно, это может звучит глупо, но я не помню всю неделю, которую провела в слезах и соплях. Он даже не написал мне, резко пропал после того, как Ира задала мне этот вопрос. А потом я узнала, что он с Ирой. Мне было тааак хуево, я впервые так сломана была. Однажды я приложила нож к животу, хотела проткнуть. А сейчас этот человек для меня сдох, просто сдох. Я очень боюсь опозорить свою семью, хотя все для этого делаю, но эт как бы неосознанно бывает. Но успокаивает лишь то, что сейчас со мной Алан. Он простил меня за мою прошлую ошибку. Я люблю его и нам очень хорошо вместе. Вчера он написал мне письмо. Знаешь, как приятно письма получать. Ууууууууу... (Смеется). Я правда люблю его. Мне нравится все в нем, начиная от мыслей, заканчивая тем, как он целуется. Он меня во всем понимает и всегда прощает.

ОЛЕГ. Из-за своей ревности я останусь один. Просто она испанка, а во мне все же бурлит кавказская кровь, а может кровь и не при делах, и я просто собственник, кто знает. Но меня распирает от ревности, когда я вижу её с кем-то, даже если просто стоит. Я ничегошеньки не могу с собой поделать, но как мне говорят, что якобы ревнивые люди сами склонны к изменам. Нет, реально. Я никогда даже мысли не допускал такой. Я безумно её люблю, но моя ревность неконтролируемая - пиздец. Порой кажется, что ее взорвет. Но она невероятная, серьёзно. Бля, я человек из разряда "пизда затмила разум", но самое страшное для меня было - расставание с ней. Ну ты догадываешься уже, из-за чего расставание произошло? Даааа, бинго, моя ревность. Я приревновал ее к моему приятелю. Её это дико оскорбило, она очень разозлилась. Сейчас смешно вспоминать, но тогда я разорвать в клочья всех и всё готов был. Вечером я пошёл в зал, помню, чтоб пар выпустить. Мы неделю не общались, а потом я подарил ей биту. Серьезно, биту с запиской: "если я тебя ещё хоть раз обижу - бей". Я очень переживал, думал, глупо все это. Ну, тип может по классике было лучше, с цветами и письмом, но нет, мой вариант ей понравился.

ИННА. Я пацаненок по сути. На меня в классе мало кто внимание обращал, всегда была братаном для всех. У меня всего одна любовь в жизни была. Первая и единственная. Алик. Мы случайно познакомились, в инсте друг друга лайкали, а после подписались и как-то после встреч, ночных переписок, поняли, что любим друг друга. А у него на тот момент уже была девушка. Мне очень стыдно за это, но что поделать, я любила его, и сейчас, возможно, тоже люблю. Мы гуляли каждый день почти. Ходили в кино. Он всегда говорил, что я не такая, как все. Что я особенная и такой второй просто нет. Он это искренне говорил. Да, важный момент, мы боялись заводить отношения из-за того, что у нас прапрабабушки однофамилицы. В итоге это позже и послужило поводом для нашего расставания. Но это были красивые отношения. Он всегда меня поддерживал во всем. Всегда понимал. Он любил меня. И я его, я очень его любила. Но позже его мама узнала обо мне, начались скандалы, мол, вы родственники и так далее. Его семейка связалась с моей, началась перепалка. Итог: мы расстались, но не сразу. Мы ещё месяц отходили друг от друга, потому что нельзя так просто уйти. Кстати, оказалось, что растрепала родителям о нас моя лучшая подруга, с которой я сейчас никак не поддерживаю связь из-за этой ситуации. Она якобы хотела, как лучше, типа мы родственники с ним, но нифига она лучше не сделала. И да, расстались мы, придя к выводу, что, вот, сейчас мы будем встречаться, а после нам тупо вместе быть не дадут, пожениться не дадут. А это не как у Шекспира запретная любовь. Мы не Ромео с Джульеттой. У нас ситуация другая, мы родственники.

СОСЛАН. Я раньше думал, что она должна быть такой тихоней, агъдауджын, а сейчас я понял, что она должна быть больной на голову, непредсказуемой, психованной просто. Понятно, что из-за этого мы будем чаще ругаться, но это нам только поможет. Вот это вот не основное, но такое, за что надо держаться. Да, я же в Дигоре был раньше, и, естественно, что жизнь для меня была другой как бы. Ну там тоже люди, но здесь я другое понял. Я считаю, что это правильно все, главное не то, как ты показываешь себя, типа вот тихоня, потому что вот такие тихони очень часто, вот, тварями оказываются, показывают себя так. А если девочка показывает, что она психованная, психованная тоже в меру, не предсказуемое может выкинуть что нибудь, просто, вот это ээ... значит... эээ... что открытой должна быть, понимаешь? То есть маски на ней не должно быть.

КИРА. Я очень влюбчивый человек. Безумно влюбчивый. Но я стала разбираться в этом, оказалось, что у меня просто... Мания всем нравиться. Просто я должна обязательно всем нравиться, видимо, потому что я не нравлюсь себе. Так я утверждаю себе, что я хорошая, наверно. Но если прям первая любовь, то это было в двенадцать лет. Мы познакомились в мой день рождения, ну буквально просто пересеклись. У него были очень кудрявые волосы, которые... (Смеется.) Ненавижу кудрявые волосы теперь. Очень кудрявые волосы, как папаха. Ацамаз его звали. И... он был другом моей подруги и ему было, может, шестнадцать лет на тот момент. И я еще спросила, есть ли у него девушка. Подруга надо мной посмеялась, типа, а что бы ты сделала, если бы не было? Ну я вот буквально, это очень важный момент, вот этот вопрос я запомнила на очень долго. Когда спустя два года мы стали встречаться, я просто бичь. (смеется.) Я если захочу. То есть тот человек... Я помню, это было, наверно, самое романтичное, что было в моей жизни, потому что такие ощущения уже не повторятся, потому что это детство и тебе все воспринимается в миллион раз круче. И пошел ливень, а мы стояли и разговаривали. И на нас хлынул такой ливень! А было темно, и когда гром проскользнул, молния била, я видела все. Освещалось, и я видела его глаза. Это было так волшебно, и этот человек просто взял и поцеловал меня в лоб. И я шла домой в эйфории какой-то, я вообще ничего не чувствовала. То есть вот как читаешь в книгах, правда, так и было, я вообще не понимала, я в прострации шла. Я не помню, как до дома дошла, как искупалась, как залезла в тепло, я вообще нечего не помню, я была одержима просто, это было очень здорово, это был единственный поцелуй наш и слава Богу. Потом я поняла, что это просто ограниченный придурок, который уехал в армию, приехал, и первое, что он мне сказал по телефону: «Почему ты так долго трубку не берешь?». И я: фу что это? Это мое ? Нет! В итоге он стал очень навязчивым и постоянно, будто я его собственность, говорил мне не носить брюки и так далее. Я такая: але! Пока! И он, помню, он приехал ко мне, вернее он мне звонит в одиннадцать часов ночи, и я: алле, блин! Пятнадцать лет мне, по-моему, было. И он говорит: у тебя, говорит, есть дома нитка и пакет? И первое, что пришло мне в голову, что его подстрелили и ему нужно зашить рану. Я не знаю, как это вообще в мою голову пришло! Что? Зачем пакет? Я просто в панике, спусти, говорит, завяжи, говорит, пакет и спусти на нитке. Я думаю: что!? Что!? И я делаю, поднимаю пакет, а там дофига киндеров и записочка "Спокойной ночи". Я я такая: ну ёпрст! Вот я разнервничалась, а в итоге вот это вот фигня. Честно, я вообще вот такую романтику не признаю, как цветы, там, игрушки. Ну игрушки еще ниче, потому что бывают очень классные игрушки, а цветы - это просто медленно умирающая жизнь, которую я не люблю абсолютно, я люблю, когда цветы растут на своих местах, особенно сирень моя любимая.

ОЛЕГ. Она просто не должна быть типичной и примитивной. Она должна быть интересной. Ну Ракель моя. Вроде национальность разная: я осетин, она испанка. Казалось бы, где связь? А ведь нет. И знаешь, я вот сейчас подумал, что летом мы с ней поженимся. Да, а почему бы и нет? Девушек у меня много было, но со всеми тупо трахался до нынешних отношений. Ну, то есть красивая, может даже и не пустышка, но для меня просто дырка. Да и они не против были. Все испанки, одна эстонка тоже была. А с Ракель мы познакомились вообще случайно, она у меня сигу стрельнула. Ну после встала и рядом курить начала. Она красиво курила, и я спросил её о том, кем она была в прошлой жизни. Да, я еблан, но мне нечего спросить было. Зато она оценила и творчески подойдя к вопросу, ответила, что была рыбой. Не помню, как по-русски, но вроде что-то типа сома. У меня отец, хоть и живёт в Испании более двадцати лет, но он все равно консерватор пиздец. Я недавно тату набил, так он меня чуть из дому не выгнал. Серьёзно, он такой скандал закатил, а маме все равно, мама понимать больше пытается, а отца даже Испания исправить не смогла. Он, кстати, против моих отношений с испанкой. Говорит, мол, в Сабаделле есть осетинки, вот среди них и ищи, а мне плевать на национальность, понимаешь? Я не дождусь того дня, когда он примет мою позицию. А, впрочем, слушать его я все равно не собираюсь.

МАРАТ. Это очень печально, но мне девятнадцать, а у меня никогда не было человека, которого я любил по-настоящему. Ну были девки, с которыми просто спал, а чтоб прям любить - никого. Я в поиске по сей день. И вообще меня пугают отношения с какой-то стороны. Мне кажется, это на что-то обязывает. И я до сих пор ещё достаточно так закомплексован в себе. Не знаю, с чем связано, но блин, мне кажется, что я каждой не достоин. Меня, кстати, часто маменькиным сынком зовут, меня это задевает, но понимаю, что это не так. Хотя, иногда задумываюсь об этом. Вообще, думаю, некуда торопиться, нужно вырасти внутренне для отношений, но все же мне порой хочется, чтобы кто-то просто спонтанно разрушил мои планы на одиночество и влетел в мою жизнь. Мне бы хотелось, чтобы моя жена была похожа на мою мать. То есть у меня есть такой некий идеал. Она должна быть нежной, заботливой, чуткой, она должна чувствовать меня. Потому что я вижу, как мои родители относится к друг другу. С каким трепетом и нежностью. А вместе они уже больше тридцати лет. Мужчина должен быть, как мой отец. Я всегда хотел ему подражать, что я и делаю. Отец очень сдержан. Он никогда не повысил на маму голос. Он никогда её не в чем не упрекнул.


 

МАМА

АМИНА. (Маме.) Вот если б ты так не нафуфырилась, ты бы в магазин не смогла пойти, да?

МАМА. Ты как со мной разговариваешь? Это ты позорница! Эту майку даже дома стыдно носить. (Показывает на майку Амины). Амина, ты ненормальная? Что ты нас позоришь, слушай? Где ты нахваталась такого? Вот она всегда так себя ведёт. Прекрати вот это вот, хабалка что ли? Как бандерша себя ведёшь. Эту майку чтобы ты больше не надевала. Слушай, столько вещей у неё, этих батников штук пятнадцать я ей погладила, и вот ни одну нормально не одела в это лето. Амина, ты вот такая станешь, если не перестанешь кушать!

 

Мама показывает Амине на мимо идущую полненькую женщину.

 

АМИНА Не стану!

МАМА. У тебя тенденция к этому идёт.

АМИНА Я кушать хочу!

МАМА. (Смеётся.) Напомнили ей. А чё, сто рублей стоит твой шнур?

АМИНА Ну да, там есть от пятидесяти.

МАМА. Ну купи такой, чтобы нормальное качество было

АМИНА Мммм… Ага.. Конечно.. За сто рублей будет тебе нормальное!

МАМА. Слушай, а почему я тебе должна сто раз давать деньги то на наушники, то на шнур? Ты уже пятидесятую пару покупаешь наушников.

АМИНА. Ну блин… Ну из-за того что…наверное я …ну… не умная. Ну. Я не худенькая. Не поступила в институт, ещё что… ну не знаю, может, потому что, ну, не такой красивый человек, как некоторые. Я себя не считаю красивым человеком. Я тебе честно говорю.

Моя мама с папой не живёт. И вот недавно она познакомилась с молодым человеком. И я как бы была против, плохо себя вела, ревновала её к нему. Я говорила ему плохие слова. Говорила: «Ты с ней никогда не будешь, она только моя»... ну, я тогда думала, что она его будет любить больше, чем меня. Я единственная дочка в семье. Мама заменила и папу. Она мне всё разрешает. Она безотказна. Она никогда меня не била, всё позволяет. Всё всегда покупает, никогда не отказывает. Наверное, надо, чтобы она была со мной чуть построже. Чтоб я не садилась больше ей на шею, я это реально чувствую и мне её иногда жалко бывает.

ВИКА. У меня очень еще интересная ситуация дома. К примеру, вот, бабуля с дедой для меня, ну, как мама с папой, а мама с папой – брат, сестра. ама пофигистка. Наверное, это потому что я… Я б щас могла маму пропагандировать, но я правду говорю. Вот она, наверное, ну конечно, все бы, наверное, так сделали. Видит же, что у нее есть кому за нами смотреть. Бабуля там. И она тоже больше так, она не как «мамочка»: «ты поела?» и все такое, нет. Вот так, нормально. Я с ней тоже часто, иногда... начинаю спорить, ругаться. Потому что я могу ее что-то попросить сделать, а она с первого раза мне ниче не сделает. Ну в общем такая ленивая. Она вообще на маму не похожа. Да, ей я тоже иногда так говорю. Вот захочешь с ней о чем-то поговорить, хотя я со всеми могу, даже с дедушкой, мне не принципиально. Она начнет вот так вот, не обращает на тебя, специально копать, дразнить и издеваться над тобой, шутить или что-то. А хочется такое вот настроение, и злишься на нее, и начинаю: почему ты меня никогда не слушаешь?

ИННА. Бесят люди, которые жалуются мне на своих мам. Бля, я свою вообще не помню, а они мне на своих жалуются. Мамы не стало, когда мне было пять лет. Через два года, когда мне было семь, папа женился на другой. Я мелкая была и радовалась тому, что у меня новая мама. Все вроде круто. У меня ещё одни бабушки с дедушками, но круто все длилось не долго. Через время я узнала, что она беременна, вот родился Игорь, через несколько лет - Инга. Мы все на «и». Забавно, да? Ну не суть. В общем сейчас они уже довольно взрослые, и мы хорошо ладим, особенно с Ингой, она всегда делится со мной всем, а с мачехой практически ничем. Она пытается наладить со мной контакт, но порой позволяет себе накричать на меня, руку поднять. Она к своим детям относится лучше, чем ко мне. Просто это видно очень. Она однажды сказала Инге, чтоб та со мной ничем не делилась, мол, я завидую. Мне было до слез обидно. Но я никогда не позволила себе рассказать об этом папе, потому что папе нельзя оставаться одному, скоро мы все заживём своей жизнью, переедем, а я не хочу, чтоб он жил один, только из-за него терплю эту ебанашку. Она порой могла стол накрыть только Игорю и Инге, а я сама все для себя. Нет, мне абсолютно не сложно. Просто обидно бывало. Я всегда хотела этой любви материнской, которой у меня не было никогда. Когда была маленькой, то это было не столь ощутимо, но чем старше, тем тяжелей без неё. Я воспитана папой, поэтому я таким пацаненком выросла, мачеха свою лепту не смогла внести. Будь моя воля, я у папы отобрала бы чуть-чуть доброты, а мачеху просто ликвидировала бы. Мне стыдно за то, что я ненавижу жену своего отца.

ВИКА. Она мне ничего не запрещает делать. Ну я никогда, наверное, не делаю то, что она не одобрит. Я уже наперед знаю. Вообще вот в этом плане мой дядя может не одобрить. Он много чего не одобряет. Он строгий в плане... в плане всего. Вот если бы я при нем так забурчала, он ругает сильно. В плане одежды там. Ну, осетинистый такой. Ну типа короткое не носи. Ну я как бы на это не покушаюсь, но он все равно держит меня в курсе. Он у нас как бы такой: «Олега позову!». Деда более такой... К этому относится. А мама так никогда. Так, может куда-то пойти, ну, там, элементарные вещи она, в таких, ну даже я понимаю что так нельзя. А так у меня никогда не было такого, чтоб, ну ты понимаешь, не то что бы опозорить, чтоб я что-то не то прям сделала. Пока что не было. Надеюсь, не будет. Дед очень упрямый. Если он даже когда не прав и в конце поймет что не прав, он продолжает тебе доказывать. А я тоже не отступаю. Хотя, я могу и замолчать. Бабуля всегда меня ругает, что я с ним спорю. Ну я вот... Меня, когда я разозлюсь, я уже не контролирую себя. И я потом только осознаю. И это очень плохо, кстати говоря. Сремся из-за фигни каждый день. Вот буквально недавно он мне доказывал, что сейчас двадцатый век, ну он, наверное, шутил, но это вообще что-то было.

АМИНА. Мои родители в разводе. Да, давно. И я не переживаю, мне было совсем немного, года три. Мне очень нравилось жить с мамой вдвоём, мы ни в чём практически себе не отказывали. Я была обособленным ребенком, сама себе готовила, убиралась, делала уроки, смотрела телик, ходила на тренировки. Была самостоятельная жизнь, от чего я получаю удовольствие. Но потом у мамы появился мужчина, мой отчим. Человек, который испортил то моё единство с матерью. Он сделал так, что она начала жить с ним, вышла за него замуж, родила ему двух детей. В начале всё было прекрасно, пока мы не начали жить с ним под одной крышей. Я только недавно поняла, что мы терпели его десять лет. Столько всего было. Я понимаю, что моя мать была несчастна, и я видела всю её боль, как он закапывал её в яму. Я видела, как у нее появлялась седина, как она старела, как она перестала ухаживать за собой из-за нехватки денег, потому что сидела в декрете, а муж её не работал, он ни дня, по-моему, не работал, он вор, он тварь. Я всегда боялась, что в жизни встречу такого человека, что у меня будет когда-нибудь такой муж. Вот он ничего не умел в жизни. Он работал на одного человека, как доносчик, и своих сдавал, его несколько раз сажали в тюрьму, и мама его вытаскивала, о чём жалеет сейчас, лучше бы он сгнил там. Да, я желаю ему смерти! И поверьте мне, мир будет только красочнее. Недавно я узнала, что он нашу родственницу совратил, из-за чего она не может смотреть на мужчин. И с каждым днём мы узнаём всё больше и больше гнили. Мама ушла от него совсем недавно, и он до сих пор пытается вернуть её, но путями, которые приносят ужасные последствия. Он всячески делает так, чтобы она страдала, осталась без денег, без работы, без друзей. Страшный человек, интриган. Я вот думаю, может, как в «Игре престолов», называть его имя перед сном, и он таким образом сдохнет?

МАРАТ. Могу назвать человека, который мне крайне не приятен. Ненавижу. Это моя учительница начальных классов. Когда я был в третьем классе, не помню, что я точно сделал, но, кажется, я плюнул в одноклассницу. На что Зинаида Алановна сказала мне: «Плюй на свою старшую сестру». А как, наверно, тебе известно, моя старшая сестра погибла. Мы с Грузии возвращались всей семьей. Я уже точно не помню, да и спросить не могу. Мы в семье не затрагиваем эту тему. Но вроде папа с управлением не справился и мы влетели в столб, и удар пришёлся по ее сторону. Я мало помню ее, но тогда слова этой твари меня задели. И с каждым годом злость накипает. Я был ребёнком, нахрена так говорить? Боюсь, наверно, только одного – потерять родителей. Я понимаю, что это неизбежно. И что дети должны хоронить своих родителей, Но мне так тяжело думать об этом, как, наверно, и всем. На самом деле я очень привязан к родителям. Вот ты мне задавала вопрос о том, кого ты считаешь своим братом. Сейчас я тебе отвечу, мои братья – мои родители. Потому что это реально те люди, которые на протяжении всей жизни меня толкают вперёд. Я вообще многие вещи только сейчас осознавать начал. Это обидно, что человек начинает осознавать что только с возрастом. У меня было столько упущенных моментов. Ещё два года назад я мог замахнуться на мать. Сейчас мне стыдно об этом вспоминать. Но это моё прошлое, а жить прошлым плохо. Но блин, я сейчас понимаю, что немного осознаю, воспринимаю, но я стараюсь быть взрослей. Я хочу быть похожим на своего отца. Для меня он пример для подражания. Я боюсь не оправдать надежд. Он слишком много в меня вложил. Верит в то, что я стану хорошим врачом, а если он верит, то я должен. Они в разводе у меня с недавних пор. Мне было тяжело это перенести, я сейчас живу отдельно, но на самом деле с их разводом я одиноким себя чувствую. Мне не хватает вечерних семейных ужинов. Мы не рассказывали друг другу чего-то сокровенного, но это было тепло.

НАДЯ. С отцом я никогда не была близка. Мы с ним даже не разговариваем. Мать - самый близкий мне человек. Потом идёшь ты. В принципе, в маме ничего менять не могу. То есть она моя полная противоположность, и мне это в ней и нравится. С отцом ближе стать никогда даже не хотелось. Как мне, так и ему, плевать на наши отношения. Я его ненавижу за отношение к матери. Он часто говорит, что мы тратим слишком много денег. Он принижает её из за внешности. Смеётся над лишним весом. Не воспринимает наши проблемы всерьёз, даже когда у меня бывают панические атаки, он просто игнорит и скидывает все на мать, чтоб она успокаивала меня, таблетки давала и помогала закончить данный приступ.


 

ДЕВИАЦИЯ

НАДЯ. Ненавижу всех людей. Потому что это люди, а люди мерзкие и отвратительные. И ненавижу принижение чужих прав. Мои права никто не принижает, ибо я живу сейчас в закрытом пространстве и никого к себе не подпускаю. Раньше принижали одноклассники, дети , которые жили рядом со мной. Принижали из-за моей внешности за моей спиной. Да нет, при мне даже обзывали, рисовали каракули. По поводу лица, проблемной кожи или моего веса излишнего. Они считали это забавным и находили веселым из-за того, что я крайне сильно реагировала на это.

В моей жизни не было определенно плохих вещей. Просто всю жизнь я ставила себя выше других и, наверно, поэтому мне кажется, что остальные люди - мусор и грязь. Но даже если б этого всего не произошло, я бы все равно предпочитала жизнь в своей комнате. Ну, мне кажется, это сделало мой путь более определённым. Даже одна из выбранных мной профессий связана как раз с жизненными трудностями, которые я пережила. Психиатрия. Просто есть вещи, которые некоторым просто трудновато познавать, и как бы люди могут помогать друг другу, только если они испытывали нечто похожее. И даже если появится такой закон о неоскорблении, то люди все равно боятся как-нибудь себя проявлять. Даже могу рассказать ситуацию. У нас в Осетии , в горах, мои родственницы встретили гей-пару. Они случайно застали их в разгар страстного действа. Вот, и после этого они жаловались моей маме: "Фу, понаприехали сюда, мерзкие пидорасы". Мама попыталась заступиться и сказала, что им нет до этого дела, но однако их ярая позиция дала понять, что именно в Осетии такое случится не скоро. Хорошо, что осетины к русским относятся хорошо. Просто был случай, когда за пределами Осетии меня могли упрекнуть за национальность, а в Осетии никогда. В первую очередь люди должны быть людьми, а потом уже кем-то по национальности, разграничивать людей только из-за национальности крайне глупо и полнейший идиотизм. Человек в Осетии должен быть просто человеком, который везде направо и налево не говорит: "Да я осетин, да, я гордость нации". Или девушка: "Да я осетинка, а осетинки вот так то делают, а ты ведёшь себя, как шлюха". Вот. Не должно быть такого разграничения. В первую очередь люди - это люди.

АЛАН. Я чемпион России по настольному теннису, мастер спорта, да. Если бы не спорт… Ха. Даже не знаю. Тут мне повезло. Не знаю, чем бы я еще так мог заняться, чтобы было интересно... Жил бы скучнее, это точно. В больших городах колясочникам, наверное, лучше. Но, хотя, тоже ненамного. Все равно какие-нибудь сложности постоянно бывают. Если бы, например, я не с отцом ездил, а один, было бы очень сложно. Там на это меньше смотрят. Там больше как-то все собой заняты. В девятом классе ко мне новая учительница пришла и она, наверно, думала что, ну, раз я в основном дома сижу, то, значит, я умственно отсталый. И она все занятие со мной, как с пятилетним, разговаривала. А мне как бы и по барабану, но при этом стыдно. Причем стыдно за нее. И сказать ей, ну чтобы она со мной так не разговаривала, тоже неудобно. Потому что после этого она еще и оскорбится обязательно. Правда, так и бывает... Ну, в общем, все как всегда, но в конце урока она меня убила... (От смеха не может говорить). Там на одной из страниц в задачнике, ну это по английскому, было... Там был рисунок тигра из какого-то мультика...(Сдерживает смех). Ну, в общем, какой-то мультяшный тигр, и тут она таааким голосом говорит: ты не бойся, дорогой, это не настоящий тигр! Вот мы страничку перевернем - и он тебя не обидит... Это был девятый класс. Ну вот ты меня сколько лет знаешь, а я знаю тебя. И мы поэтому обо всем можем поговорить. А придет кто-нибудь незнакомый и он будет меня воспринимать только как инвалида. Я тебе расскажу. Это всегда бывает так: человек пялится на мою коляску. И тут два варианта: либо он так удивлен, что просто забывает, что я все вижу, либо он думает, что вместе с ногой у меня не работает и мозг, и что я ненормальный и не понимаю, на что он уставился. А, нет, бывает еще и третий вариант. Эти люди просто ни о чем не думают и пялятся на меня. Кстати, таких немало. Просто это уже надоело. Почти у всех реакция одинаковая бывает, сразу какое-то искусственное поведение становится... И не будет у нас с ним уже второго раза. Будет первый раз уже с кем-то другим, и этот другой будет вести себя точно так же.

БАТРАЗ. Как-то я не согласен с этим. И что тогда получается? Вообще теперь ничего не делать?

АЛАН. Ну а здесь что такого делается?

БАТРАЗ. Может, глобального и ничего, но благодаря подобным разговорам, такие, как ты, перестанут со временем восприниматься чем-то диким, необычным! Людям же тоже нужно время.

АЛАН. Да ради бога... Я не знаю, как объяснить... Ты прав, но мне... Может есть ДЦПшники, кторые страдают намного больше меня... Не может, а такие точно есть. Вот им тяжело в их отношениях с людьми. Но у меня этого нет. Я спокойно живу... Полноценно... Я знаю, чего я лишен, но у меня нет желания каждому второму рассказывать о себе, о том, как мне живется.

БАТРАЗ. Ты видишь хоть какую-нибудь заинтересованность руководства Владикавказа облегчить условия для жизни колясочникам?

АЛАН. Нет. Так, наверное, не правильно говорить?

БАТРАЗ. Почему неправильно?

АЛАН. А потому. Ведь что-то же делается. Но ты же понимаешь, как это двояко все? Это как бы... Вот то, что делается, оно делается потому, что совсем ничего не делать уже нельзя. Просто нельзя. Здесь еще несколько лет назад ни одного пандуса не было. Во всем городе! Сейчас их где-то построили, в нескольких местах. Но если бы этого не сделали, значит им вообще плевать на жалобы людей. У нас же сколько лет колясочники эти пандусы просили... Но то, что сделали- это тоже... По ним проехать невозможно, там секунду зазеваешься и долбанешься вместе с коляской.

БАТРАЗ. То есть они просто не приспособлены для использования?

АЛАН. Конечно. Значит их делали не те, кто умеют их делать, а те, кто будут работать за копейки. Вот поэтому властям и нет до нас никакого дела. Они просто отчитались, что все сделали, а дальше им плевать.

БАТРАЗ. А как ты собираешься познакомиться с девушкой?

АЛАН. Ну а что, негде познакомиться? Я же не сижу месяцами в своей комнате! Вот как ты встретил, как все люди встречают других людей, так же и у меня будет.

ЭЛЛИНА. Это был парень. Мне было шестнадцать, тогда я и поняла, что к парням тяги нет. Ну, мы поцеловались, а мне стало таааак мерзко, мне вырвать захотелось, серьезно. Это меня тогда так напугало. Я боялась признаться себе в этом. Даже пыталась побороть себя. В общем, год подобных отношений, и я решила все высказать, потому что нельзя так, неправильно это. Я думала, что он поймёт и примет это, я ведь решила правду сказать. Но нет, он меня ударил. Ударил один раз, ударил второй, я упала. Я видела эти глаза. Знаешь, я никогда столько злобы не видела в человеческих глазах. Он пинал ногами, он давал мне пощечины. Но никому об этом не рассказал, потому что ему в минус бы вышло - его девушка стала такой, какая она есть сейчас. Мне было тяжело принять себя. Я отрицала и сама себя уверяла в том, что перерасту. Недавно к маме подошла соседка, сказала, что ее дочь нетрадиционной ориентации. А я от мамы скрываю это. Мне жалко ее. И за себя стыдно. За то, что я такая, за то, что мама с детства все для меня делает. Когда они с папой развелись, мы таскались по съемным квартирам, я порой голодала, а мама на трех работах батрачила. Это ужасное время. Папа забыл о нас тогда напрочь. У него появилась новая семья. Он променял маму на другую женщину. Маме было очень тяжело, она часто срывалась на мне, я обижалась. Однажды даже вены резала, вот шрамы. Но сейчас понимаю, что ей тяжело приходилось. Не хочу, чтоб она знала о моей ориентации, думаю, ей будет неприятно. Она и так много в жизни натерпелась, а тут ещё и дочь не такая, как все. Но мне кажется она догадывается. Меня однажды на воровстве поймали в «Магните». В отдел забрали. Мама меня со слезами на глазах забирала. Но мне тогда так хотелось купить шоколадку ту, я не помню ее названия, но она стоила почти пятьсот рублей, а таких денег я не могла себе позволить на шоколад потратить. Я не успела ее попробовать тогда, кстати. Мама со мной три дня не говорила. Не знаю. Иногда ловлю себя на мысли, что я не такая, как все, и это круто. Ну, я отличаюсь от серой осетинской массы. Знаешь, в силу того, что мало кто знает, не бывало, благо, проблем как таковых. Но я боюсь. Я стесняюсь. Боюсь, что мама узнает. Это ее ударит сильно. Ну, ударит морально. Но бля, думаю, она догадывается.


 

У тебя была была девушка?


 

ЭЛЛИНА. Была, мы познакомились в беседе поступающих в РГСУ. Кстати , туда я не поступила. Мы плавно перешли тогда в личку, она из Кабарды была. Кабардинка. Сообщение за сообщением, я понимала , что меня тянет к ней. И почему-то на каком-то космическом уровне я понимала, что это взаимно. В какой-то момент я решила выложить все свои мысли и страхи в письме. Выложила и удалила страницу. Не восстанавливала неделю. В итоге она через моих друзей нашла мой номер. И в один из дней мне звонит незнакомый номер. Я поднимаю, и тут этот голос. Я никогда не слышала до этого ее, но прикинь, я сразу поняла, что это именно Лика. Но, короче, там пизда была, ее родители узнали о нас и тревогу забили. Нашли меня, угрожали, обещали номер мамы найти. Я тогда жуть как перепугалась. Я вообще всю жизнь боюсь. Всего боюсь. (Начинает рыдать). Я к психологу ходила, но я ей не рассказывала о своей тяге к девушкам, рассказала о ситуации с папой, на что она мне ответила: «Мне б твои проблемы». Я после этого вообще закрылась от всего мира. Мне реально казалось, что если я сдохну, то все уйдёт , ничего больше чувствовать не буду. Маме никогда не станет стыдно за то, что ее дочь такая. Я очень люблю ее. Она все, что у меня есть. Я пыталась руки на себя наложить. По той же причине, ну, то бишь Мама. Я принесу ей этим боль, а я не хочу делать. Я бы хотела, чтоб мама замуж вышла, чтоб она одна не была. Ей нужен мужик, я это вижу. Хотя я не очень хорошо отношусь к ним, но ей это нужно. Я чувствую это. Я всегда все хорошо чувствую. (Пауза.) Я живу напротив универа. Часто у Комсомольского парка наркоманов и алкашей вижу. Пары сосущиеся. Все закрывают глаза на это, но у нас в республике все пороки есть. Я вот сейчас знаешь что поняла? Что я тебе к концу правду о себе рассказывать начала. Да, я трусиха, я боюсь. Меня окружают страхи. Я часто плачу из-за этого, я устала плакать, правда. Мне плохо от того, что я такая. Плохо, Илона. Это так глупо - ныть, но правда, это накипает, как чайник, который забыли снять с плиты. Мне всегда хотелось быть не такой, как все. Вот, я стала. И что? Мне мерзко от себя. Хочется снять кожу. Иногда в прямом смысле, понимаешь? Я просто сижу и тяну своё лицо, слезы текут и руки не могут схватить кожу, это начинает злить, ты начинаешь давать себе лещей, иногда это слышит мама, но почему-то не реагирует. Все, прости, я не буду продолжать разговор.


 

Эллина уходит вся в слезах и не оборачивается.


 

КИРА. Эти назойливые вопросы... Это самое омерзительное, наверно. Просто потому что я уже очень устала. То есть люди просто из любопытства спрашивают, а это раздрожает. Я же не спрашиваю, почему у тебя большой нос или почему ты надел это рубашку, мне плевать. Ты должен уважать меня, и тебе тоже должно быть. Ну это нужно такт, чувство такта, а у людей чувство такта нет, сразу начинается: «О Боже, что с твоими руками?». И я: кошка поцарапала. Ну ладно сейчас просто коротко. Это было... началось в четырнадцать лет, когда в меня влюбилась девушка, которая болела раком крови. Буквально все началось с того, что она говорила... Она всегда, когда проходила химтерапию, она писала мне. Она высовывала руку, вот, кисть, вот, с этой машины, что бы она могла двигать ей и писать мне. И всегда, когда она писала и описывала мне свою боль, я стала думать, почему она сейчас это испытывает, а я сейчас не чувствую нечего такого? И все началось с кухонного ножа, тупого просто ножа. Ты не представляешь, как сильно мне приходилось надавливать, чтобы хоть что-то... И это очень больно, это не лезвие, которым, вот, провел быстренько - и все, и кровь. Там нужно было вот прям давить и вот так вот. И у меня вся ладонь была изрезанна, буквально вся ладонь, я не знаю, как я это делала вообще, в каком я состоянии это делала. Я не знаю, чем я руководствовалась вообще, не понимаю своей логике. Ну, вернее, я понимаю, но это глупо было, а потом истинные мои вот шрамы - это когда ты чувствуешь, что ты падаешь в забвение. Вот это извечный мой вопрос: быть или не быть? А если точнее, то зачем быть? Зачем, просто зачем? Я чуствовала такую депрессию. То есть у меня... Я сидела и не могла понимать, зачем, просто зачем я здесь? Зачем должна жить? Зачем я могла тото тото и тото? Если об этом задуматься глабально... Об этом миллионы лет философия думает. И меня это почему-то очень мучило, я не могла понять, почему так поступать. Почему люди такие злые. И вот это все смешивалось, и я падала в бездну. И я уже не чувствовала себя, вот, человеком И я вот смотрела в зеркало и не узнавала себя. Я не думала, я немогла понять, кто я? Что я? И вот все это смешивалось, а кровь возвращала меня в реальность. То есть я живой человек, у меня течет кровь... И мне очень нравиться это зрелище, к слову я очень люблю смотреть, как у меня из порезов начинает идти кровь, и шрамы я очень люблю. И во это возвращало меня к реальность, но в моменте я просто подсела на это, как на наркотики, на сигареты. Я вот буквально, вот... Прошел день, замечательный день, абсолютно, вот, любой замечательный день. А я даже не думаю об этом. Ложусь спать и не могу уснуть, и не могу понять, в чем дело. Я устала, я хочу спать, но я не могу уснуть. И я понимала: мне чего-то не хватает. И как только я вставала, в моем комоде были всегда эти лезвия. Я делала пару порезов. Все, кровь останавливала, и с чистой душей засыпала. И в этот момент я поняла, что-то не так. Я стала зависима и это опасно. И тогда я просто взяла и силой выкинула их. Это были ужасные дни, первые особенно, неделя. Я помню, я ходила, как одержимая, меня трясло это ужасно, правда, на это очень подсаживаешься, вот так. А потом я просто обходилась без этого. В очень редкие минуты опять вспоминала и опять. Но сейчас у меня будут татуировки, кстати. Об этом совсем недавно опять вспомнила, но у меня не оказалась лезвия поблизости, и я такая: ммм... в магазин я не пойду, это не еда и не интернет, сиди дома. Вот. И все. И пока что я буду это замещать татуировками, потому что мой тату-мастер сказал, что на шрамах бить опасно, поэтому придется ограничивать себя. Для всех это, наверное, что то обыденное, а для меня — гордость, то я жива. То есть, несмотря на невзгоды, несмотря на мои не очень хорошие моменты жизни... Нет, у всех у нас какие-то сложности, но я просто считаю, что некоторые люди не созданы чтобы жить. Вселенная такая: упс, как ты сюда попал? Ну ладно, поживи до поры до времени, до двадцати четырех. И для меня гордость то, что я живу, я должна жить, у меня есть обязанность, я живу не для себя. Для родителей. Я уже, я как никто другой понимаю, через что родители проходят, когда теряют своего ребенка, потому что... моя сестра ушла от нас в восемнадцать лет. Собственно, сейчас мне восемнадцать, на свой день рождения я пришла к ней на кладбище и просто сказала: теперь и мне восемнадцать . И раньше я... знаешь, когда мне было девять и она умерла, я всегда думала, что ну раз восемнадцать лет это так много, у нее наверняка были серьезные причины для такого поступка, чтобы так огорчить родителей. А сейчас я понимаю, что нет. И что опять парадокс, оно была самым сильным человеком, которого я знала. Она никогда не плакала, никогда не перечила родителям, была очень сильной личностью, всего добивалась сама, никогда ни чьей помощи не ждала никогда, никогда ничего, вот абсолютно, и вот так. Иногда нужно быть слабым, вот так. Это мой подвиг, я жива, я горжусь этим, я горжусь, что я радую своих родителей каждый день. Ну да, бывает, что я расстраиваю их, но в основном они гордятся мной, я стремлюсь к этому

Ей было восемнадцать, и она застрелилась, в нашем доме, в день рождения своей лучшей подруги. До сих пор никто нечего не знает, версий я слышала много, в записке не было ничего написано, было просто несколько слов, одно предложение: "Простите меня. Я люблю вас. Живите ради Киры ".

Самое яркое воспоминание моего детства - это похороны. Кхм. Просто немного да, такое себе. Я помню этот день в мельчайших подробностях я очень плохо помню свои детские годы, но именно этот день... Самое печальное, что это все забывается. Время стирает очень многие моменты. Я не помню ее голоса. Мы никогда не дружили, мы всегда ссорились. Мы очень разные, что тяжело, что меня постоянно с ней сравнивают. И мы очень похожи внешне, но совсем разные, абсолютно ....вот . До восемнадцати лет у меня подсознательно... Это мне мой психолог говорила.... Был стимул. То есть восемнадцать лет мой порог. Я всегда... Меня же ровняли на сестру и... мысленно я жила да восемнадцати лет. А теперь моя душа в растерянности. Что дальше?! Скоро будет десять лет, как ее нет. В октябре.


 

БУДУЩЕЕ

АМИНА. В техникуме девочки понтуются перед мальчиками. Вот они видят мальчиков и всё, у них башню сносит. Они смыси такооое вытворяют, это просто нужно заснять на видео. Меня это очень раздражает. И я бы ещё поменяла, чтобы они были добрее чуть-чуть, чтобы к старшим уважение проявляли, и чтобы не курили и не пили в малолетнем возрасте. У нас в техникуме курят и пьют на уроках. И ещё я ненавижу, когда чувствами играют. Вот, например, парень любит девушку, а она его не любит и играет его чувствами, за нос его водит. Вот, например, ещё бесит, когда мы с девочками гуляем по проспекту, все парни на нас так смотрят, как будто в первый раз видят девочку. Они себя очень некультурно ведут. Как будто с цепи их сорвало. И которые приезжают русские, с других городов, из-за таких, как они, наверное, думают, что осетины очень плохие и, наверное, уже не хотят приезжать из-за такой молодёжи. Я была в Ставрополе. Ставрополь город большой, а здесь маленький. Ну там люди другие, чем здесь. Ну они как-то по-другому… Проще относятся ко всему, а здесь, во Владикавказе, как бы… жёсткие порядки. Нет, мне кажется, у нас тут есть тоже цивилизация, вон ТЦ Столица есть. (Смеётся). Но если сравнивать с другими городами, здесь мы стоим на месте, образ жизни у нас медленный. А там прям быстрый ритм. Я хочу стать стилистом, чтобы в Москве или в Питере работать. У нас нет возможности, чтобы стать знаменитым, а там есть. Москва-Питер…в другие города, короче. Навсегда. Но если бы были вы со мной, мои друзья, мои пять лучших друзей. Я боюсь потерять друзей, вас…Вот когда начнётся институт у вас, и мы потеряем связь. Ещё боюсь... ну как бы… что не будет семьи. В будущем хочется не ошибиться.

Мужчина – должен быть… чтобы… он был мужчиной. Чтобы не тряпкой. Тряпка - это которые слушают свою маму. Нет, всмыси знаешь в каком плане? Вот мама говорит: иди, сделай то ,то, то. И он слушает, слушает. И чтобы он не был подкаблучником. Чтобы он был прям агъдау, должен держать своё слово, и он должен быть главным в семье, и если он сказал «так будет!», значит, так и будет! Девушка должна быть скромная, как книга, чтобы парень читал её. А не так, смыси, легкодоступная. Это очень плохо. Вот в других городах России это присутствует - легкодоступность, а здесь как-то поменьше.

В группе есть один мальчик, в техникуме. Он очень барщит с понятиями. Вот он может обидеть девочку, ударить. Говорит: «Я король, мне всё можно. Заткните свой рот!» У него, смыси, планка так завышена! Он угрожает. Он и мне угрожал сегодня! Его все боятся. Все под него подстилаются. Он такой, смыси, сразу за драку, и девочку по лицу один раз ударил. Мне кажется его так воспитали, раз может руку на женщину поднять.

Я никогда ни с кем не встречалась, клянусь! Я хочу, чтобы это было в осознанном возрасте, и чтобы не ошибиться, а чтобы полюбить одного человека и чтоб навсегда. Чтобы представлять его своим мужем, а не так… Как встречаются вот малолетки и всё, потом расстаются. Если ты любишь человека, ты дойдёшь с ним до конца. Любые ссоры, любые преграды ты с ним пройдёшь.

АМИНА. Я в Москву уехала, потому что жизнь вокруг - она надоедала мне, надоедали рамки в этом городе, мне надоедают иногда люди в этом городе, мне хочется скрыться, хочется потеряться, не выходить из дома. И я понимаю, что мне больше хочется незнакомого города, незнакомых людей, но когда я там, я чувствую холод. Да, столица, и там происходило куча всего. Я ещё жила в том районе, где в принципе было чем заняться, но мне было жутко холодно. Понимаешь, если бы был человек хотя бы мужского пола, который бы взял просто и обнял, согрел. Может, было бы всё иначе. А на тот момент я была птичкой, свободной птичкой, которую — раз! - в клетку зафигачили и не отпускают никуда. В Москве я по сути жила на иждивении у взрослого человека, который говорил, что любит, и я в силу дурости влюбляюсь в образ, который я себе придумала, тем более мы с ним общались только «вконтакте», и мне так хотелось его чувствовать. И вот он снимал мне квартиру, присылал мне деньги, мои родители до сих пор не понимают, как я там уживалась за их десять тыщ рубей, которые они мне присылали в месяц. И не похудела ни на грамм. И вот, когда я узнала, что этот человек очень много мне врал... Может, если бы он говорил мне правду, и при этом его бы не было, возможно, мне бы легче было понять его. Но когда я узнаю, что всё было ложь, для меня было это ударом. Он не мог со мной встретиться, по его словам, потому что находиться в другой стране по работе, а потом я узнаю, что он следил за мной возле моего дома и не дал знать об этом, и вот в тот момент я поняла, что я птичка, которую заточили в клетку, и ею играют. Но при всё при том я очень привязалась к нему, он заполнял всё мое время, мы с ним переписывались целыми днями. Но мы не созванивались, то есть его голос я не слышала. Ну блин, когда я чувствовала чью-то заботу, хотя бы вот такую, странную, в незнакомом городе, с незнакомыми людьми, где всем всё равно на тебя, когда я испытывала внимание от незнакомого человека - это приятно, и в это невозможно не поверить и не влюбиться.

АНГЕЛИНА. Мужчина - это уверенность в будущем. Это изпокон веков так, и я к этому расположена, я не хочу того, чтобы женщина была главной в семье, потому что я за патриархат. Девушка на свет приносит жизнь, и женщина - это как хранительница очага. И то есть... ну как бы я не была против традиций, все равно во мне есть это именно вот из древности. Вот то что мужчина добытчик, а женщина - хранительница очага. И я... нет, я, конечно, за то, чтобы женщина работала, чтобы она была самодостаточна, потому что в наше время очень часто и разводы, и все такое, и я за то, чтобы женщина было самодостаточна. Но при всем при том они не должны терять своих ролей, мужчина с женщиной. Я считаю, что они не должны терять своих ролей. Женщина - хранительница очага. Да,сейчас такое время, когда им нужно как-то самореализоваться и все такое, да. У нас очень часто эти независимые женщины, да, это потрясающе. Я вот тоже думаю, что я буду независимой женщиной, с кошечками жить. Но,я за то, чтобы женщина была женщиной. Женщина - это красота, это... Если есть женщина в доме,то в доме уют. То в доме любовь, чувство вот этого вот... Чувства именно очага домашнего, домашнего уюта. И всегда приятно даже в дом заходить, где чувствуется, вот, запах женщины. Мне аж вот хочется вот здесь остаться, мне уютно в доме. Вот у меня папа — он, ну, он подкаблучник. У него характер очень... Он очень податливый. То есть в плане того, что, ну, вот он вот …даже вот когда выбираем обои, пока мама не скажет: вот эти обои, мы вообще никто не вправе сказать. И папа молчит.

ВИКА. Хочу в кардиохирургию. Но мне сказали, что… Ну, если реально смотреть на жизнь, то как-то будет… Я отделение хирургии хочу. Какое - я еще подумаю. А так хотела бы в кардиохирургию. Я еще когда-то пообещала своей бабуле Зое. Это вот для меня прям стимул-стимул! Это, наверное, самое страшное, что со мной в жизни происходило. У меня же в первый раз кто-то умирал. А бабулю.. . Ну говорят же, вот: прабабушка, ну вот так, далеко же. А мне так обидно бывало, когда так говорят. Я думала уже все! Я слишком наверное, ну, это было ужасно, все, что происходило в эти три месяца. Бывает такое, что мы в классе чудим. Я всегда бываю противницей этого. Один раз меня с урока заставили сбежать! Заставили! Как я плакала! Весь класс ушел, а я одна осталась, понимаешь? Осталась бы – была бы предательницей. Ушла и все. Это знаешь, как было страшно! Это был для меня подвиг в смысле. Уффф. Я до сих пор это помню. Я первый раз сбежала и последний. И я начала им истерику закатывать. Но меня никто не слушал, все ушли, я одна осталась и пошла. А перед тем как сбежать, я домой позвонила: «Можно сбежать?». А они мне такие: «Вика!» Тоже начали мне говорить: «Ты нормальная?». Ну я так, все надо мной смеялись, но мне так легче стало все равно. Так я же сама по себе! Я очень принципиальный человек. Поэтому, вот, никогда не было, не давили, потому что я всегда им честно все рассказываю. Иногда, конечно, не легко приходится, я имею ввиду потом, но зато мне потом легче бывает. Они все про меня знают и мне комфортно. Надо мной поэтому все смеются. Ну это слишком тогда действительно было. Ну, если бы это было стоящее такое. Но видела, что это бессмысленно! Во-первых, все ушли, разошлись по домам. Умные! Ну я не, не тот момент был, у меня не то настроение, наверное, было. Плюс девятый класс, я сбежала, и вот это на моем аттестате отразилось. Я об этом тоже, точнее, мне потом только сказали, когда два влепили за то, что сбежала. Вот мне тоже стало обидно. Если бы я не сбежала, я была бы предательницей. А они же обо мне не подумали. И дома меня ругают, но вот, пристыдить этим, вот так вот меня на слабо берут. Я сама как-то не очень. Я сама как-то не очень. Единственное, чем я горжусь, наверное, это всеми дома, мне кажется. Начнем с самого маленького. Дима. Конечно, он у меня не вундеркинд, ну я имею ввиду, что не в плане учебы и знаний им горжусь, а он мне... хороший очень человек, такой душевный. Мне кажется, этим можно гордиться. В будущем посмотрим. Ну я прям чувствую, что он будет хорошим человеком. Не потому что он мой брат. За другого же я так не говорю. Он прям глубоко все воспринимает к сердцу. Мы можем с ним поругаться и он вечером, в двенадцать ночи с мамой будет лежать часа три, потом скажет: «Мама, а Вика действительно на меня обиделась?». Вот так вот он все воспринимает. Дедой горжусь! Для меня это, наверное, самый добрый человек в мире. Не папа, деда, заметь. Папа тоже очень добрый. Кстати говоря, я вот щас вспомнила. Еще мне говорят, ну, выделяют это во мне, то, что я старых очень люблю. И детей не так люблю, как старых. Я опять же не… я странная какая-то! Ну вот предположим, болеет старенький дедушка и ребенок. Не контролируя себя, вот больше туда иду.

АМИНА. Просто с течением возраста я понимаю, что с течением времени, тебя будут окружать всё меньше людей, с которыми у тебя есть общие интересы. Было очень много людей, с которыми я потеряла то общение, которое было, а в последствии они стали меня предавать. Ситуация, которая произошла со мной недавно: девочка, с которой я дружила с девятого класса, стала общаться с парнем, к которому я испытывала чувства. Просто, я считаю, что если люди расходятся, не стоит делать им больно и неприятно, зачем? Мне кажется, лучше оставить их так, как они есть, и не думать об этом вообще. Тем более, если ты от этого не получаешь ничего. Ну я не хочу рассказывать подробно. Просто люди иногда поступают неправильно, как говорят. Всё равно кошке, что говорят мыши. Вот в данном случае я была мышью.

ЭЛЛИНА. У меня нет близких друзей. Ну, знаешь, я очень часто сталкиваюсь людской жестокостью, И потому могу сказать, что люди в глубине души особо ничем друг от друга не отличаются, потому что это Россия, в России на данный момент нет доброжелательных людей. Хотя нет, прости, есть, но их единицы. В Осетии люди боятся самовыражаться. Они все время боятся чужого мнения. В этом и беда нашего народа. Мы все время пытаемся выстроить из себя чересчур правильных людей, хотя таковыми не являемся. На меня давит этот город, я его ненавижу. Каждого жителя. Все лицемеры. Все делают из себя ангелов. У этих ограниченных людей нет будущего.

НАДЯ. Я, кстати, постепенно замечаю, что Осетия становится более прогрессивной в плане своих взглядов. И все не держится на устоях и привычных традициях. Как бы Осетия развивается в лучшую сторону. И, возможно, она скоро будет наравне с другими.

АСТАН. Туманище настоящего не дает мне сделать какие либо прогнозы на будущее Осетии. Все зависит от того, кто будет во главе республики. Агузаров побыл небольшой срок, но сделал то, что не делал никто. Гасил коррупцию, как мог. Улучшал экономику республики. Делал все во благо народа. Нашей республике нужен лидер, а не босс. Пока у власти предприниматель, наша республика не будет улучшаться.

ОЛЕГ. Будущее Осетии я вижу… Никаким, если всех ебанутых телок с проспекта не пристрелить. Ну серьёзно, ты видела этих телок, которые нацепили на себя все подделки с базаров, а гонору пиздец. А пацаны отдельная тема. Как ты их называла? Хачи-альфачи? Вот типа такого что-то. Я понял, о чем ты тогда говорила. Эти разновидности людей. Такой треш.

МАРАТ. Не знаю, мне кажется, здесь будет оч круто. Пока все правительство сгребает, но, думаю, когда-нибудь у нас появится хороший глава, который будет всё делать во благо народа.

СОСЛАН. Будущее Осетии зависит от самих людей, я считаю. От руководителя зависит, во-первых. Естественно я хочу, ну это… щас. Я хочу, чтоб, ну это банальные вещи. Я хочу, чтоб моя республика процветала, чтоб не смотря на то, что вот даже с ингушетией последнее время был конфликт, я хочу, чтоб такого больше никогда не было. Несмотря на то, что между нашими народами бывают какие-то терки, я не хочу этого. На меня возлагаются большие надежды. Может, они даже этого не понимают, но возлагаются. От меня многое зависит потому что... Ладно, расскажу. У меня брат, этот, эээээ... Короче, у нас три брата, вот. И старший брат, он в армии, контрактник. Вот, но у него уже семья. У него вот недавно... кстати, я стал дядей. Вот. Лизочка, красавица. Волосатая такая, прям в брата. Вот. А вот средний брат - он такой, знаешь, он работает, но он бездельник. Он часто пьет, пьяным приходит домой, дома ругаются очень, вот, из-за этого, и поэтому... И в общем... Возлагаются по этому, видишь. Я должен себя реализовать и помочь своим. Я не должен опозорить семью. Я вот не представляю, как я вот буду родителем пока. Родителем быть очень трудно, вот это я понял. Родитель, когда папа или мама названивают, я злюсь,очень. Когда часто, контроль, все такое. Но я понимаю, что когда у меня будут дети, я буду вести себя точно так же. Скорей всего. Но! Чуть-чуть свободы я бы давал. Потому что если даже ребенок ошибается, он будет расти на своих ошибках. Естественно, родитель не должен стоять в стороне, и когда он совершит эту ошибку, то сначала ребенок сам будет... мммм... думать об этом, потом родитель должен смотреть, следить за этим. И в определенный момент он должен оказать влияние на ребенка. Именно так, я думаю, правильно будет расти ребенок, именно ошибаясь. А у меня было совершенно по-другому, потому что родители за меня очень часто решали, и я был вот прям... Бывает же мамин сынок, вот я был прям такой, очень вот такой прям был. И в какой-то момент я понял, ну понятно, а дальше то я как буду? Начал, вот, когда, ну, мама за меня что-то хочет сделать, а я не разрешаю уже. Мама я сам. Вот, и так начал и понял, что самостоятельность очень нужна подрастающему человеку. И, естественно, даже из того, что родители делают, я понимаю, каким я буду отцом, что я буду делать, не делать так, а делать немного по-другому. Они категорически не хотели, чтобы я пошел на актера, например. Потому что они считают, что это гиблое дело, вот. Что нужно очень сильно трудиться, и из-за этого. И вот это решение было моим первым самым важным решением. И там я отстаивал прям свое мнение. Ну, отцу особо было пофиг, не пофиг, а он доверился мне, а мама и тетя, они были очень против, вот. Они предлагали мне: а поступи, а поступи в ФСБ или на строителя? Ну как обычно, вот, и им иногда почти получалось меня убедить. Но потом, когда я оставался сам с собой, я понимал, что мне нужно только это, вот. В итоге я победил. Сейчас меня уже принимают, но я когда с семьей бываю, они часто подкалывают так. Типа, если что, то у тебя образ такой. Ну ниче….

АРИНА. У нас нет будущего, пока не закончатся все эти дурацкие сплетни. Надо здесь, в настоящем решать. Будь моя воля, я бы вернулась в прошлое и попросила родителей не ссориться. Я часто была свидетелем их ссор и перепалок. Папа ненавидел бабушку, как и она его. А ещё я никогда не рассказывала маме о своей любовной жизни. Она сразу начнёт загонять про учебу и про то, что все, сука , в этой жизни успеется. А папа вообще меня убил бы, узнав, что я целовалась с кем-то. Я бы точно не была таким родителем. Ну, я чувствую себя одиноко. Очень одиноко рядом с ними.

ЛУИЗА. . Приведу пример из недавнего разговора. Я проговорилась о своих планах попытаться поступить на врача с целью в будущем открыть свою клинику, на что я получила не короткую тираду, в которой основная мысль звучала так: зачем? Нет, это возможно, конечно, если человек хорошо учится и всё такое... Но будь ты реалистом... В общем, иногда меня пытаются принизить на своем фоне. Но это происходит по моей же вине, и потому я значения не придаю. Ну а теперь мне надо бежать, надеюсь я чем-то помогла.

 

БРАТЬЯ

Брат сидит перед ноутбуком и смотрит бокс.

 

ВИТЯ. Брат, вот скажи, чем Осетия отличается от других республик Кавказа?

БРАТ. Религией.

ВИТЯ. Только религией?

БРАТ. Отношением ко всему. Во-первых, у нас присутствует своя религия, есть свой Бог.

 

Брат продолжает смотреть бокс.

 

БРАТ. Че ты от меня хочешь?

 

ВИТЯ. Спрашиваю из любопытства. Мне интересно твое мнение.

 

Пауза.

 

ВИТЯ. Допустим, ты уехал из Осетии. Скажем, на соревнования. Тебе там будет лучше? Ты там захочешь остаться?

БРАТ. Нет! (Хмурится.) Зачем мне это?

ВИТЯ. Достопримечательности у нас какие? Плохие?

БРАТ. Так себе. У нас только горы.

ВИТЯ. Наши достопримечательности приезжим нравятся.

БРАТ. Мне похуй до них!

 

Пауза.

 

ВИТЯ. Надо валить отсюда.

БРАТ. Я не хочу отсюда уезжать. Это мой родной город. Я здесь родился и здесь умру. Никогда не уеду… Если есть возможность… возможность тренироваться, то я, конечно, уеду. А если уехать навсегда, то я не уеду. Мне похуй.

ВИТЯ. Никогда-никогда? А если тебя отправят работать?

БРАТ. Не знаю. Не поеду. Похуй. Нахуй уволюсь. Не знаю я. Не уеду. Дом есть дом.

 

Брат включает видеоролик с боксом.

 

БРАТ. Зачем он этой шляпе лапы держит? Он хуйня.

ВИТЯ. Стоит на кубок мира ехать?

БРАТ. Да, конечно.

ВИТЯ. Зачем мы туда едем?

БРАТ. Выиграть его.

ВИТЯ. Только из-за этого? Ты дерешься, чтобы выиграть?! Из-за медали?

БРАТ. (Озлобленно.) Ступень.

ВИТЯ. Чтобы поставить галочку «это я был на кубке мира»?

БРАТ. Это мое препятствие, которое я должен преодолеть.

ВИТЯ. А что насчет Европы? Она лучше была, чем кубок мира?

БРАТ. Она была хуже. Это хуйня. Это юношеская. А сейчас юниорская и уровень выше.

ВИТЯ. Ты считаешь Европу пустой поездкой?

БРАТ. Нет! Э, давай ты не будешь так разговаривать?

ВИТЯ. Смысл вообще нам тренироваться?

БРАТ. Я всем через десять лет покажу. Сто процентов. Обязательно. Я выиграю Россию по мужикам, дай Бог. Россию, потом мир. Перейду на бокс. Если я буду их убивать, меня заметят. Я буду пахать, чтобы всех уничтожить.

ВИТЯ. В политику не хочешь?

БРАТ. По-любому я в политику пойду.

ВИТЯ. Смысл?

БРАТ. Деньги получать.

ВИТЯ. Не для поднятия уровня республики?

БРАТ. До меня никто не поднимал. Почему я должен?

 

Тишина. Бокс.

 

ВИТЯ. Помнишь, «Брат» сказал: «Сила в правда»? В чем сила?

БРАТ. В правде. Он же сказал.

ВИТЯ. В правде.

БРАТ. Не всегда… Ну в смысле…

ВИТЯ. Вообще. В жизни. В чем сила?

БРАТ. Сила в характере. Если у тебя есть характер добиваться чего-то там. Ты выйдешь победителем. В любой ситуации. Если у тебя нет характера, то ты дерьмо. И ты ничто без характера… Характер – это переходишь через трудности, ломаешь себя. Ну ты знаешь, ну ты понял. Ты сам понимаешь, о чем я. Ты меня лучше знаешь, чем я.

 

Бокс.

 

ВИТЯ. У тебя нормальные девочки есть в группе?

БРАТ. Не знаю, мне похуй. Ты же меня знаешь. Я не общаюсь с девочками.

 

Бокс.

 

ВИТЯ. Вот представь, если б ты был паханом нашего отца, что бы ты делал?

БРАТ. Ниче. Он нормальный мужик.

ВИТЯ. Если бы он был твоим ребенком?

БРАТ. Я бы его мировоззрение поменял. Я бы его не пустил в мусарню.

ВИТЯ. Чтобы психика не сломалась?

БРАТ. Да, он вообще дурной стал. Его сломали. Он внатурь мусор. «Как я сказал, как я…».

ВИТЯ. Человек государства.

БРАТ. Да. Вот как этот… Жан Вальжан.

ВИТЯ. Он не таким был, может, Жавер?
БРАТ. Жавер! Точно! Вот он такой же. Это отец бля. Мне кажется, он не переживет, если мы его, бля, подъебем.

ВИТЯ. Так и будет. Надо быть с ним аккуратнее.

 

Бокс.

 

БРАТ. Я же прав?

ВИТЯ. В чем-то да.

 

Бокс.

 

ВИТЯ. Че-то не учишь ничего.

БРАТ. Пока ничего не задают.

ВИТЯ. Хотя бы литру открой. Или ты будешь ждать «Паша и Дашу»?

БРАТ. Ты мне обещал. Ты и принеси. Ну все бля. Не заебывай.

ВИТЯ. Ты говорил о характере. Ты чего-нибудь боишься?

БРАТ. Мне похуй вообще.

ВИТЯ. Считаешь, что ты бесстрашный?

БРАТ. У каждого есть страх, но я не боюсь смерти. Мне похуй.

ВИТЯ. Речь же идет не о смерти.

БРАТ. Не знаю… цыплят. (Смеется.) У меня нет страха. Я его переборю. У меня бывает мандраж из-за чего-то подвести. Вот, я вхожу на ринг и я могу пахана подвести. Ну… я не боюсь боев, я боюсь проиграть. Я боюсь позора. Я нахуй уеду, если меня кто-нибудь опозорит. Ну, если я не отомщу.

 

Бокс.

 

БРАТ. Че?? Ты не???

ВИТЯ. Дело не в этом. Как же наши мысли порой схожи.

БРАТ. Мы братья! Боюсь позора, но ничего больше. Мне поебать вообще, я за тебя любого убью. За тебя. Что угодно сделаю. Такие как я раньше воевали – аланы. Уходили и ебашили. Я не понимаю стрелять из автомата в кого-то. Равные условия – это тогда, когда ты достал меч и он достал меч.

ВИТЯ. Если ты проиграешь, тебе будет стыдно?

БРАТ. Конечно будет стыдно.

ВИТЯ. Перед кем? Перед отцом?

БРАТ. Нет. Перед собой. Что я слабее кого-то оказался. Из-за этого. Я пашу, я не люблю проигрывать, ненавижу. Я принимаю свои поражения. Не всегда выигрывает тот, кто сильнее. Тот, кто лучше. Везение играет огромную роль! Допустим, я на России в пятнадцатом году. Он был сильнее. Был готов функционально и был сильнее, но он был тупой. Я знал, что он бьющий, я думал… Нахуй мне с ним рубиться? Но он меня все равно загонял в дом.

 

Брат встает и показывает боксерские приемы.

 

БРАТ. Я встаю и на отходах ему двойку сунул, потом тройку. В концовках я додубасил. Потом съебывал. Я вот так бой выиграл. Ну, на характере. Я бы выиграл в семнадцатом Россию, если не был измотан тобой. Я не знал, что я так сильно измотан. Помнишь, когда соперник не вышел? Я тогда бы проиграл. (Кладет руку на плечо Вити). У меня сил не было.

 

Брат садится за компьютер. Бокс.

 

БРАТ. Ты мой брат, я тебя очень сильно люблю. Больше всех. Больше сестры своей. Я свою сестру не люблю, ну, нормально. Как надо. Она ебанашка. Она дура. У нее нет мозга.

ВИТЯ. Ты за что-нибудь горд?

БРАТ. Я ничего в жизни не сделал.

ВИТЯ. Ты не гордишься, что ты потомок алан?

БРАТ. Я горжусь этим. Я не должен никогда сдаваться. Подводить их. Они никогда не сдавались. Потому что мой отец никогда не сдавался. Я не собираюсь сдаваться. Я должен наказать этого ингуша. Как Бог мне даст, может отнять, может подарить. Я не знаю, надо с холодной головой выйти на бой. С приходом в церковь что-то изменилось. Меня, по-моему, Бог покарал. Он знает мой характер. Он знает, что я никогда не сдаюсь. И я поссорился с Богом. Я наслушался о всяких высказываниях. И я перестал думать о Боге.

ВИТЯ. Я помню, как мы боксировали, помнишь?

БРАТ. Я тебя тогда посадил. Ты тогда выебывался. (Смеется). Так что ты пробитый. (Смеется). Я тебя хотел побить из-за того, что ты выебывался: «Эй, ты, я тебя побью». Помнишь?

ВИТЯ. Было дело.

БРАТ. Я тебя никогда не бил. Когда я тебя побил? Я тебя слишком сильно люблю. Я знал, что это нечестно и позвал боксировать, а это честно. Ты всегда слабее своего старшего брата. Даже если ты сильнее, ты должен признавать это.

ВИТЯ. Допустим, ты стал политиком. Ты бы изменил культуру Осетии культуру народа, образование? Не такое. Приезжают южноосетинские и начинают себя, как дикари вести.

БРАТ. Во-первых, религию. Чтобы все люди хотя бы десять заповедей исполняли, без них ты никто, ты дерьмо. Много есть атеистов у нас, очень много ублюдков.

 

Бокс.

 

БРАТ. Брат, можешь ради меня поехать на два турнира? Просто поедь. Выиграй мне их. Я очень хочу, чтобы ты поехал. Ты же мой братик. Мне будет приятно. Ты даже представить не можешь, как я тебя люблю.


 

КОНЕЦ

БРАТЬЯ